mariel_98 (mariel_98) wrote,
mariel_98
mariel_98

Метаморфозы Принцессы Грёзы ...

...Но счастлив тот, кто чуждый брег покинет,
Пока еще он полон новизны;
Кто не допьет до пресыщенья кубок
И не увидит,как цветок увял.
Да!Потому мои объятья сладки,
Что я тебе не больше, чем сестра;
Что ты еще не разгадал загадки!
Твою действительность не может омрачить
Действтельность с тоскливой серой прозой;
Я для тебя останусь только грезой,
И я всегда явлюсь твоим глазам,
Как будто бы с небес к тебе слетая,
Cиянием без тени залитая,
Как в первый раз, как в первый раз, всегда..."
Э.Ростан "Принцесса Греза",пер.Т.Щепкиной-Куперник




Принцесса Греза стала воплощением «общей всем художникам мечты о прекрасном», причем с декадентским уклоном.





Панно "Принцесса Греза" Врубель писал по заказу Саввы Мамонтова. Летом 1896 года в Нижнем Новгороде открывалась Всероссийская промышленная и сельскохозяйственная выставка с художественным отделом при ней, задуманная с большим размахом. Вообще это был год коронации Николая Второго, с которой был связан ряд помпезных мероприятий. Кстати, и Владимирский собор в Киеве в итоге был открыт тогда же.

Консультация художественного отдела выставки делалась Мамонтовым на основе непосредственного распоряжения министра, финансирующего выставку: "Во время работ по подготовке Нижегородской выставки министр Витте просил Савву Ивановича Мамонтова украсить выставку и показывал ему проект павильона искусств, живописи. Савва Иванович посоветовал Витте сделать два больших панно над входами в павильоны..." , которые и были заказаны Врубелю (Любопытна записка Мамонтова, написанная на обороте списка картин для выставки: «Держи себя дальше от имеющего власть умерщвлять, и ты не будешь смущаться страхом смерти, а если сближаешься с ним — не ошибись, чтобы он не лишил тебя жизни». Позднее именно Витте сыграет решающую роль в его разорении...)

Когда эскизы "Микула Селянинович" и "Принцесса Греза" были сделаны Врубелем,
то Витте показал их императору. Николай долго смотрел, похвалил
и одобрил эскизы. Для окончательного выполнения панно Михаил Александрович отправляется в Нижний, где и работает над ними прямо в павильоне.
Когда холсты были водружены, то, как рассказывал Н. А. Прахов,
"стало ясно, что оба врубелевские панно своей оригинальностью и свежестью письма и красок в буквальном смысле "убивали" расставленные внизу
в золоченных рамах произведения других художников".

Академия заволновалась. Приехала комиссия во главе с вице-президентом Академии, графом Иваном Ивановичем Толстым (туда входил в числе прочих художник Маковский). Она панно осмотрела и постановила: «Снять как нехудожественные».
Получилось, что сняли панно, одобренные царем. Он вмешиваться не стал,
однако не забыл.

С 10 января по 4 февраля 1901 года в залах Академии художеств открылась
Третья выставка "Мира искусства". На ее открытии присутствовал Николай II.
Художник Коровин вспоминает такой эпизод из этого «высочайшего» визита.

«Увидав картину Врубеля "Сирень", государь сказал:
- Как это красиво. Мне нравится. Великий князь Владимир Александрович
(дядя Николая II, с 1876 года президент Академии художеств), стоявший рядом, горячо протестуя, возражал:
- Что это такое? Это же декадентство...
- Нет, мне нравится, - говорил государь. - Кто автор этой картины?
- Врубель, - ответили государю.
- Врубель?.. Врубель?.. - государь задумался, вспоминая.
И обернувшись к свите и увидав графа Толстого, вице-президента Академии художеств, сказал:
- Граф Иван Иванович, ведь это тот, которого казнили в Нижнем?..".

Врубель уехал из Нижнего. Он писал сестре: «Я был в Нижнем...
Работал и приходил в отчаяние; кроме того, Академия воздвигла на меня
настоящую травлю; так что я все время слышал за спиной шиканье.
Академическое жюри признало вещи слишком претенциозными для декоративной задачи и предложило их снять...»
Михаил Нестеров писал по этому поводу: "Как было не стукнуть лишний раз
по макушке такого сопутника, как Врубель, авось, мол, и пойдет ко дну".

Мамонтов однако не сдался. Одним из упреков работам Врубеля была их незаконченность. В какой-то части художник действительно не успел их дописать
и не мог к ним больше возвращаться после разыгравшегося скандала.
Мамонтов как заказчик заплатил Врубелю пять тысяч рублей и оставил его
в покое. Но сам быстро начинает строить на свои средства павильон для панно, причем не на территории выставки, а перед ее входом, так что всякий,
идущий на выставку, мог без особой траты времени зайти и посмотреть работы Врубеля. Закончить же недописанные части панно по готовым эскизам автора
он просит Коровина и Поленова.

Поленов, видевший панно, дал им высокую оценку.
Савва Иванович написал в Москву Врубелю, спрашивая его согласия,
и получил в ответ телеграмму: «Польщен мнением Василия Дмитриевича о работе
и тронут его великодушным предложением, согласен».

Мамонтов отправил панно в Москву, к себе домой на Садовую. Туда же приехали Поленов и Коровин. На обширном дворе Мамонтовых были поставлены панно, и прямо во дворе над ним работали Поленов и Коровин. Рядом, во флигеле мамонтовского дома, в мастерской, трудился Врубель. Время от времени он спускался во двор и смотрел на свои холсты «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович».

Поленов писал в эти дни жене: «Мы с Коровиным усиленно работаем...
Двойная ответственность за себя и за другого (т. е. Врубеля)...
Я люблю работать у Саввы в доме, когда там носится художественная атмосфера.

Первым делом, когда я приехал, я пошел к Врубелю и с ним объяснился,
он меня чуть не со слезами благодарил. Потом Сергей (старший сын С. И. Мамонтова) мне передавал, что Врубель совершенно ожил, что он в полном восторге от того, как дело повернулось. Я с ним сговорился, что я ему помогаю и только оканчиваю его работу под его же руководством. И, действительно, он каждый день приходит, а сам в это время написал чудесное панно «Маргарита и Мефистофель». Приходит и Серов, так что атмосфера пропитана искусством».

Над павильоном в Нижнем, где были выставлены панно, Мамонтов поместил вывеску - "Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля, забракованных жюри императорской Академии художеств". Потом, правда, слова после запятой пришлось закрасить, но и без них врубелевский павильон стал настоящей сенсацией выставки, хотя и несколько скандальной. Впечатления и отзывы были самыми различными, в большинстве своем отрицательные.


Но это только первая часть нашей истории (изложена по книге "Савва Мамонтов - человек русской мечты www.russologia.ru/mamont12.html )

Как Принцесса Греза была воплощена в керамике, я уже рассказывала taanyabars.livejournal.com/59306.html.
А вот при каких обстоятельствах исчезли оба панно, никто толком не знает.

Скорее всего это произошло когда было арестовано, а потом и пошло с молотка, имущество Мамонтова. Микула Селянинович исчез бесследно.
Единственное, что удалось найти в сети - эскиз.

https://taanyabars.livejournal.com/60442.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments