January 8th, 2016

дары, бусы, плоды, Август

Праздничный жанр святочные рассказы.

http://www.taday.ru/text/158221.html

Актуальность исследования.  В последние годы получили широкое распространение             рождественские и святочные рассказы. Издаются не только сборники святочных рассказов, написанных до 1917 года, - стала возрождаться их творческая традиция. Из недавнего - в предновогоднем номере журнала "Афиша" (2006) были напечатаны 12 святочных рассказов современных русских писателей.

Впрочем, сама история возникновения и развития жанровой формы святочного рассказа не менее увлекательна, чем его шедевры.

Последние десятилетия в российском обществе отмечены серьезными изменениями: наметился интерес к историческому прошлому страны, народной культуре, ее православным истокам. Между тем в настоящее время остается актуальным вопрос духовно-нравственного воспитания молодого поколения, приобщения его к высоким идеалам классической литературы.



Само определение рассказа - святочный - указывает на истоки жанра. Святки, святые дни, святые вечера - двенадцать дней после Рождества Христова до сочельника на праздник Богоявления.

Придя на Русь вместе с христианством, праздник Рождества Христова встретился с древнеязыческим праздником рождающегося солнца, который наши предки отмечали в зимний день солнцеворота. От языческого празднования Коляды ведет начало и современный обычай колядования, только он со временем утратил языческий характер, и песни теперь составлены в строго христианском духе. [5] "С течением времени главное языческое божество (солнце), дающее жизнь и рост всему существующему и влияние которого простиралось на весь мир, уступило место Богу истинному, Солнцу правды, Рождество Которого предзнаменовало людям, сущим во тьме, обновление и новую жизнь…" [6]

У славян с давних пор существовал во время святок обычай рядиться, надевать личины, производить гадания, устраивать катания и пляски, возжигать огни и так далее. С распространением христианства на Руси эти древние обряды не искоренились, а осложнились новыми. Это получило отражение в литературе. В любом сборнике святочных рассказов можно найти сюжеты про гадания, надевания масок и так далее. Церковь издавна осуждала такое поведение как греховное. В указе патриарха Иоакима 1684 года, запрещающем святочные "беснования", говорится о том, что они приводят человека в "душепагубный грех" [7].

В книге "Святой дух праздников Христовых" говорится, что святость праздничных дней постоянно охранялась церковными правилами (См. Петра Алекс.15, Лаод.29, Сард.11, Тим. Алекс.13, Карф.71, 72, VI, 66, 80, Номок., 162) и гражданскими законами. "Воскресные и торжественные дни церковные и гражданские посвящаются отдохновению от трудов и с тем вместе набожному благоговению … Святки - это "святые" дни по преимуществу, а потому все, несоответствующее их святости, должно быть искореняемо. Мы, празднуя рождение Христа, должны возгреть в себе решимость возродиться от жизни греховной к жизни святой и богоугодной" [8].

********

СВЯТОЧНЫЙ РАССКАЗ В ИСТОРИИ  ЛИТЕРАТУРЫ.

Святочный рассказ в истории литературы

Те писатели, которые могли дать оригинальную и неожиданную трактовку "сверхъестественного" события, "нечистой силы", "рождественского чуда" и других основополагающих для святочной литературы компонентов, оказались в состоянии выйти за пределы привычного круговорота святочных сюжетов. Таковы "святочные" шедевры Лескова - "Отборное зерно", "Маленькая ошибка", "Штопальщик" - о специфике "русского чуда". Таковы и рассказы Чехова - "Ванька", "На пути", "Бабье царство" - о возможной, но так и не состоявшейся встрече на Рождество.

Их достижения в жанре святочного рассказа поддерживали и развивали Куприн, Бунин, Андреев, Ремизов, Сологуб и многие другие писатели, обращавшиеся к нему, чтобы в очередной раз, но под своим углом зрения, в свойственной каждому из них манере, напомнить широкому читателю о праздниках, высвечивающих смысл человеческого существования.

И все же массовая святочная продукция конца XIX - начала XX века, поставляемая читателю на Рождество периодикой, оказывается ограниченной изношенными приемами - штампами и шаблонами. Поэтому не удивительно, что уже в конце XIX века стали появляться пародии как на жанр святочного рассказа, так и на его литературный быт - писателей, пишущих святочные рассказы, и читателей, их читающих.

Новое дыхание святочному рассказу неожиданно дали потрясения начала XX века - Русско-японская война, смута 1905-1907 гг., позже - Первая мировая война.

Святочные номера газет и журналов с 1905 по 1908 г. дают достаточно полную картину расстановки сил на политической арене и отражают характер изменения общественного мнения. Так, со временем святочные рассказы становятся мрачнее, и уже к Рождеству 1907 г. со страниц "Рождественских выпусков" исчезает прежний оптимизм.       http://bibliofond.ru/view.aspx?id=577907

дары, бусы, плоды, Август

Рождественская песнь в прозе.



Жил-был Скрудж, человек желчный, гадкий и веселый – только веселился он очень своеобразно: одному нагрубит, другого остроумно подколет, на третьего косо посмотрит и весь день испортит.
Вот как-то пришел Скрудж перед Рождеством домой, а его там призрак Марли поджидает. А Марли, чтоб вы знали, лет семь как помер, но, как выяснилось, все семь лет призрак сидел возле Скруджа и наблюдал… и решил Марли помочь Скруджу, так что теперь Скруджу предстоят веселенькие путешествия с тремя духами Рождества, после чего он должен стать хорошим, ласковым и добрым.
Все, как обычно, очень даже в христианских поучительных традициях. Так что о морали и идее я умолчу, пожалуй.

Но вот что касается самой истории – до чего же она меня порадовала! Она славная, рождественская, вот что надо читать перед праздниками: настраиваешься на праздничный лад, и вдруг замечаешь, что все не так плохо кругом. Приятно читать, переворачивать страницы, медленно, неспешно погружаться в атмосферу классики – знаете, такую неторопливую и спокойную, упорядоченную даже. Отдыхаешь душой, погружаясь в другую эпоху.

А язык? Каждое слово на своем месте, каждое подобрано так тщательно, так необычно, - наслаждение просто, серьезно. Давно не приходила в такой восторг от стиля автора.

Очень советую «Песнь» не читать в электронке, а взять книгу с иллюстрациями. У меня вот с иллюстрациями П. Дж. Линча, - оооочень хороший художник, иллюстрации сказочные, зимние, потрясающе красивые. Но самое главное, что они дополняют книгу: думаю, без них «Песнь» потеряла бы половину очарования, если не большую ее часть.
Сказочная, очень зимняя, очень рождественская и правильная повесть известного классика. Советую ее читать обязательно зимой, в кресле, с чашкой чая и в пледе, - читать медленно, неторопливо, спокойно: тогда история достучится до сердца, очарует и подарит несколько приятных и спокойных часов.
Все-таки классика – это классика))      http://www.livelib.ru/review/225769#more