December 9th, 2016

Пейзажная лирика Зимняя Фантазия



http://litsait.ru/stihi/peizazhnaja-lirika/zimnjaja-fantazija.html

Как причудливы ветви деревьев
После вьюги, плясавшей всю ночь!
Мне виденья из сказки навеяв
Заколдованным лес стал, точь в точь...

И бреду я по этому лесу
Удивляюсь, по детству грущу...
Как снегурочка или принцесса
Заколдованный замок ищу...

Солнца луч мне укажет дорогу
Это там, от тревог в стороне...
Так хочу я побыть хоть немного
В этой сказочной детской стране!

Светлана Титова

Художник Разживин Игорь Владимирович



Пришли первые морозы Разживин Игорь Владимирович




Разживин Игорь Владимирович родился 4 мая 1958г. в городе Люберцы Московской области. Учился в МГЗПИ на художественно-графическом факультете. С 1986 г. является участником местных республиканских и международных выставок. С 2009г. член "Международного художественного фонда". «Еще учась в средней школе, любил ездить после занятий в центр Москвы, раствориться в большой толпе людей, чтобы никто не замечал и не обращал на тебя никакого внимания, но при этом чувствовать причастность ко всему происходящему вокруг. Часами любовался широкими проспектами, улицами, площадями, где суетились, мелькали машины, люди, где кипела своеобразная, как в муравейнике жизнь. Я бросил институт и стал упорно заниматься живописью, надеясь, что когда-нибудь у меня получится отобразить на холсте любимые уголки Москвы. С этюдником на плече я долго бродил по улицам и переулкам, и мне казалось, что они выглядят каждый раз по-разному, как избалованная женщина, которая меняет свой облик и нрав от настроения и которую невозможно предугадать. Может быть поэтому мне и нравится Москва из-за своего непредсказуемого характера, может быть и не получается до сих пор схватить чего-то важное в ее образе … но я все продолжаю и продолжаю кидать краски на холст, воспевая свой любимый город... »- пишет художник о себе.

http://www.liveinternet.ru/users/lviza_neo/post360634143

МОРОЗ И СОЛНЦЕ



Персонаж славянского сказочного фольклора, навеянный суровой русской зимой. Представляли его по-разному. Иногда Мороз — богатырь-кузнец, сковывающий реки и озера «железными» морозами. Иногда это старичок с седой бородой, бегающий по полям и лесам и ударами своего посоха вызывающий «трескучие» (т. е. очень сильные, когда от холода потрескивают в лесу деревья) морозы.

У Морозко ледяное дыхание, которое способно заморозить все живое вокруг. В сказках Морозко живет в лесу в ледяной избушке и иногда выступает в роли сказочного помощника, щедро одаривая понравившихся ему героев. Считалось, что при встрече с суровым дедом Морозом человек не должен жаловаться на стужу. Наоборот, следовало держаться бодро и весело, и тогда Морозко не обидит путника и даже может щедро вознаградить его за терпение и добрый нрав.
Современный рождественский Дед Мороз корнями своими восходит к этому мифологическому персонажу. У американцев и народов Западной Европы есть свои рождественские Деды Морозы — Санта-Клаус, Пэр-Ноэль.



КСЕНИЯ ВОРОТЫНЦЕВА

Зима — неотъемлемо-самобытная часть русской жизни. Все-таки основная часть территории России расположена там, где полгода кружит метель и очень трудно выжить без интенсивного отопления. Неудивительно, что снежно-ледяная вертикаль пронзает все сферы национального культурного пространства — от популярнейшего фольклора (взять хотя бы персонаж народных сказок Снегурочку) до отдельных, сугубо эстетских слоев изобразительного искусства.


По-настоящему эпический (а также проникновенно-камерный, лирический) облик зима обрела в творчестве наших художников.

А. Саврасов. «Зимний пейзаж»
Так сложилось не сразу — лишь когда российские мастера начали писать родные, а не итальянские пейзажи, перестали считать русские березки и поля чем-то заурядно-неинтересным. У одного из первооткрывателей ценности отечественного пейзажа Алексея Саврасова местные виды, в том числе и зимние, приобретают самостоятельное значение, становятся главными героями картин. Люди еще появляются на его полотнах — как, например, на написанном в 1873 году «Зимнем пейзаже», где изображен мужичок, ведущий под уздцы лошадку, впряженную в сани. И в то же время куда больше внимания уделено покрытым инеем деревьям, морозному небу, яркому солнечному свету — привычной, но всегда милой русскому сердцу красоте.

После картин Саврасова художники словно прозрели, бросились писать родные заснеженные просторы. Кто-то создавал спокойные, созерцательные произведения. Скажем, Иван Шишкин чрезвычайно искусно показал покрытый снегом лес («Зима», 1890). Другие — вроде баталиста Василия Верещагина — тяготели к жанровым картинам, но русской зиме отводили не подчиненную, а едва ли не первую роль. Это касается прежде всего цикла, посвященного войне 1812 года. Как известно, сильные морозы совместно с доблестными защитниками Отечества сломили упорство надменных, самодовольных французов. Наша природа наглядно показала: с Россией воевать, мягко говоря, бесполезно. На картинах Верещагина зима — суровая и жестокая, засыпающая снежной картечью продрогшее иноземное войско («Ночной привал великой армии», 1896–1897). В другом эпизоде — холодная, безжалостная равнина, усеянная трупами врагов («На большой дороге. Отступление, бегство...», 1887–1895).

Можно привести множество иных примеров. Как не вспомнить мастера исторической живописи Василия Сурикова, у которого зима связана с играми и весельем, понятными прежде всего русским («Взятие снежного городка», 1891). А также — более поздних художников, вроде Константина Юона и Бориса Кустодиева, изображавших зиму яркую, пряничную, лишенную пафоса и в то же время обаятельную, духовно и душевно близкую.

И. Грабарь. «Роскошный иней». 1941
Не прервалась эта традиция и в советские времена. Николай Крымов писал самодостаточные величественные пейзажи («Зимний вечер», 1919). Игорь Грабарь показывал зрителям неистовство красок («Роскошный иней», 1941). Некоторые мастера, следуя Саврасову, не стеснялись изображать обыденность, достигая при этом настоящей поэтичности (Исаак Бродский, «Зима», 1922).

Однако центральным мотивом, который встречается у самых разных художников (Константина Крыжицкого, Льва Лагорио, Федота Сычкова и других), стал холодный солнечный день. Вспоминаются знакомые с детства строчки Пушкина: «Мороз и солнце; день чудесный!».

Можно мысленно заглянуть в этом плане и в историческую дальнюю даль — в колыбель европейской цивилизации, античность. Туда, где родился миф о Гиперборее, благодатной земле, населенной любимцами богов. В описаниях, дошедших до наших дней, есть две важные детали. Во-первых, по легенде это сугубо северная страна, хотя никто специально и не указывает на ровные, бескрайние заснеженные пространства. Во-вторых, о чем упоминает древнеримский ученый Плиний Старший, она залита солнцем. Гиперборейцам покровительствует Аполлон, прилетающий на колеснице, запряженной лебедями. Кристальная ясность, чистота, слепящий свет, героическое — вот тот ряд коннотаций, который вызывает легенда об этой стране постоянного благоденствия, прекрасного, вечного «теперь».

К. Юон. «Вид Троицкой Лавры». 1916
Наши художники, писавшие сдержанные северные пейзажи, вряд ли глубоко задумывались о вдохновенных чудачествах древних греков. Лед, огромные, искрящиеся равнины, колющий щеки мороз... Как бы там ни было, Россия — не для слабаков. Это край особых условий. Тут нельзя нежиться, расслабляться. Что общего с Гипербореей? Слепящая зимняя реальность для нашей страны — относительно комфортная обыденность, в отличие от Европы, где внезапные заморозки и редкие снегопады вызывают жуткие коллапсы.


Наше неизменное «теперь» (которое не имеет конца, но имеет начало) суть имманентный атрибут русской жизни. А белый — не просто цвет, но весь спектр, свет в чистом виде. То есть полнота бытия и смыслов, каковой, возможно, позавидовали бы даже жители таинственной прародины европейцев.

Жизнь - особая книга...Есть у каждого поле...



Миновало, что было. С прошлым порвано разом.
Впереди только данность для другого рассказа.
Впереди только поле, занесенное снегом…
А на поле том точка, меж Землею и Небом…

Эта точка движенье вновь продолжит несмело,
По велению сердца, что остыть не сумело…
По заснеженной глади заскользит осторожно,
Чтобы в мире подлунном
выжить с помощью божьей.

Жизнь – особая книга и писать ее сложно,
Чтоб красиво и умно – без души невозможно.
Без любви и страданий жизни вкус не оценишь,
И не выживешь просто, коль в себя не поверишь.

Есть у каждого поле, занесенное снегом…
Есть и точка отсчета меж Землею и Небом…
Есть и выбора право
пред началом движенья,
Все зависит от воли и от веры в решенье.

© Copyright: Галина Кучер, 2012
Свидетельство о публикации №112021306933

Зимняя живопись. Стихи к картинам о зиме .

http://aktinoya.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=206:2012-03-11-13-33-46&catid=70:2

Ночь морозна. Небо звездно,
Из него мерцает грозно
Вечность мудрая сама.
Сад в снегу, беседка тоже,
И горит в алмазной дрожи
Темных елок бахрома...



Выпал снег — и все забылось,
Чем душа была полна!
Сердце проще вдруг забилось,
Словно выпил я вина.

Вдоль по улице по узкой
Чистый мчится ветерок
Красотою древнерусской
Обновился городок.

Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть.

Снег летит — гляди и слушай!
Так вот, просто и хитро,
Жизнь порой врачует душу…
Ну и ладно! И добро.

Николай Рубцов