December 26th, 2016

(no subject)

О, как чутко, о, как звонко...

О, как чутко, о, как звонко
Здесь шаги мои звучат!
Легкой поступью ребенка
Я вхожу в знакомый сад...
Слышишь, сказки шелестят?
После долгих лет скитанья
Нити темного познанья
Привели меня назад...
М. А Волошин


То в виде девочки...

То в виде девочки, то в образе старушки,
То грустной, то смеясь - ко мне стучалась ты:
То требуя стихов, то ласки, то игрушки
И мне даря взамен и нежность, и цветы.

То горько плакала, уткнувшись мне в колени,
То змейкой тонкою плясала на коврах...
Я знаю детских глаз мучительные тени
И запах ладана в душистых волосах.

Огонь какой мечты в тебе горит бесплодно?
Лампада ль тайная? Смиренная свеча ль?
Ах, все великое, земное безысходно...
Нет в мире радости светлее, чем печаль!

Максимилиан Александрович Волошин

Пурпурный лист...

Пурпурный лист на дне бассейна
Сквозит в воде, и день погас...
Я полюбил благоговейно
Текучий мрак печальных глаз.

Твоя душа таит печали
Пурпурных снов и горьких лет.
Ты отошла в глухие дали,-
Мне не идти тебе вослед.

Не преступлю и не нарушу,
Не разомкну условный круг.
К земным огням слепую душу
Не изведу для новых мук.

Мне не дано понять, измерить
Твоей тоски, но не предам -
И буду ждать, и буду верить
Тобой не сказанным словам.


1910 Максимилиан Александрович Волошин

http://www.stihi.ru/2008/03/06/127

Поэт, художник, критик ...М. А. Волошин



Человек многообразных дарований — поэт, художник, критик, исследователь, он удивлял современников разносто­ронностью своих интересов. Его увлекали астрономические и метеорологические наблюдения, геология, проблемы био­логии, краеведение, архитектура и ее связь с ландшафтом, теоретические разработки проблем научной поэзии. Своеоб­разие его критических работ по истории искусствознания не имеет аналогов в литературе.


Максимилиан ВОЛОШИН (1877—1932)

Максимилиан Александрович Кириенко-Волошин родился 16 (29) мая в Киеве в дворянской семье. Его отец, Александр Максимович Кириенко-Волошин, был членом киевской па­латы уголовного и гражданского суда, мать, Елена Оттобальдовна, урожденная Глазер, через два года после рождения сына рассталась с мужем и переехала в Севастополь, забрав мальчика с собой. Детские и отроческие годы Волошина в основном прошли на юге России (Севастополь, Киев, Крым: Ялта, Феодосия, Коктебель), хотя в 1880-е гг. Елена Оттобальдовна с сыном часто и надолго приезжала в Москву. В Москве Максимилиан Волошин поступил в гимназию и окончил 4 класса; в 1893 г. мать приняла решение возвра­титься в Крым, и Волошина переводят в Феодосийскую гим­назию, которую он заканчивает в 1897 г. Волошин поступил на юридический факультет Московского университета, от­куда в феврале 1899 г. был исключен за участие в «студен­ческих беспорядках» и выслан в Феодосию. Последующие два года стали для Волошина временем странствий. Он со­вершает несколько путешествий по Европе, посещает Вену, Италию, Швейцарию, Париж, Грецию, Стамбул. Вернув­шись в Москву, Волошин возобновил учебу в университете, но вскоре снова покинул его. В 1900 г. вместе с инженером Вяземским он едет в Ташкент, где работает в изыскательс­кой партии на строительстве Оренбургско-Ташкентской же­лезной дороги. В 1901 г. Волошин уезжает в Париж и до 1916 г. живет то в Париже, то в Коктебеле (в Крыму), мно­го путешествует. Для Волошина характерна ненасытная жажда познания окружающего мира:

Все видеть, все понять, все знать, все пережить,

Все формы, все цвета вобрать в себя глазами,

Пройти по всей земле горящими ступнями,

Все воспринять и снова воплотить.

http://biography.5litra.ru/24-maksimilian-voloshin-biografiya.html

О М. А ВОЛОШИНЕ :

http://maxvoloshin.ru/

Фиалки волн и гиацинты

Фиалки волн и гиацинты

Фиалки волн и гиацинты пены
Цветут на взморье около камней.
Цветами пахнет соль...
Один из дней,
Когда не жаждет сердце перемены
И не торопит преходящий миг,
Но пьет так жадно златокудрый лик
Янтарных солнц, просвеченный сквозь просинь.
Такие дни под старость дарит осень...

20 ноября 1926

Париж

Неслись года, как клочья белой пены...
Ты жил во мне, меняя облик свой,
И, уносимый встречною волной,
Я шел опять в твои замкнуться стены.

Но никогда сквозь жизни перемены
Такой пронзенной не любил тоской
Я каждый камень вещей мостовой
И каждый дом на набережных Сены.

И никогда в дни юности моей
Не чувствовал сильнее и больней
Твой древний яд отстоянной печали

На дне дворов, под крышами мансард,
Где юный Дант и отрок Бонапарт
Своей мечты миры в себе качали.

19 апреля 1915
Париж