February 2nd, 2017

И будет февраль



И будет февраль.
Будут вьюги скулить у порога.
И окна зажгутся.
И свет будет - тёплая медь.
Наверно, зима для того и придумана Богом -
Чтоб людям почаще хотелось друг друга согреть.
Вдруг что-то простое покажется важным и нужным:
Давнишние письма иль фото за мутным стеклом.
Мне кажется, в мире нарочно придуманы стужи -
Чтоб людям хотелось согреться домашним теплом.
И кто-то достанет альбом с запылившейся полки,

И, может быть, вспомнит о ком-то забытом (как знать?!)
Ведь вечер зимою недаром придумали долгим -
Чтоб люди успели друг другу о многом сказать.

Юлия Вихарева

Придёт весна



Придет весна

Придет весна. Я жду её тепла.
Как раньше жду, и радуюсь как прежде
Проталинам веселого добра
В душе озябшей, и пою надежде.

Плету слова из ивовых прутков.
Слагаю строки из лучей февральских,
А из последних пасмурных деньков
Рисую мир фантазий – ярких, майских.

Я в серый цвет мешаю: синь небес,
Рассветный пламень, серебро ночное
Воды прозрачной еле слышный плеск,
Где в недрах есть немного капель зноя.

Он - прошлогодний, но еще горяч.
А значит и во мне еще осталось
Немного жара, как его не прячь
За равнодушно-льдистую усталость.

Придет рассвет, и в мареве густом
Я различу голубоглазый образ
Весны земной, и «счастье на потом»
Сквозь талый снег подаст чуть слышный голос.


© Copyright: Екатерина Балецкая, 2015
Свидетельство о публикации №115021200078

Придёт весна



Придет весна

Придет весна. Я жду её тепла.
Как раньше жду, и радуюсь как прежде
Проталинам веселого добра
В душе озябшей, и пою надежде.

Плету слова из ивовых прутков.
Слагаю строки из лучей февральских,
А из последних пасмурных деньков
Рисую мир фантазий – ярких, майских.

Я в серый цвет мешаю: синь небес,
Рассветный пламень, серебро ночное
Воды прозрачной еле слышный плеск,
Где в недрах есть немного капель зноя.

Он - прошлогодний, но еще горяч.
А значит и во мне еще осталось
Немного жара, как его не прячь
За равнодушно-льдистую усталость.

Придет рассвет, и в мареве густом
Я различу голубоглазый образ
Весны земной, и «счастье на потом»
Сквозь талый снег подаст чуть слышный голос.


© Copyright: Екатерина Балецкая, 2015
Свидетельство о публикации №115021200078

Не в нашей власти




Возвращение в жизнь -- не обман, не измена.
Пусть твердим мы: "Твоя, вся твоя!" чуть дыша,
Все же сердце вернется из плена,
И вернется душа.

Эти речи в бреду не обманны, не лживы,
(Разве может солгать, -- ошибается бред!)
Но проходят недели, -- мы живы,
Забывая обет.

В этот миг расставанья мучительно-скорый
Нам казалось: на солнце навек пелена,
Нам казалось: подвинутся горы,
И погаснет луна.

В этот горестный миг -- на печаль или радость --
Мы и душу и сердце, мы всe отдаем,
Прозревая великую сладость
В отрешенье своем.

К утешителю-сну простираются руки,
Мы томительно спим от зари до зари...
Но за дверью знакомые звуки:
"Мы пришли, отвори!"

В этот миг, улыбаясь раздвинутым стенам,
Мы кидаемся в жизнь, облегченно дыша.
Наше сердце смеется над пленом,
И смеется душа!

Марина Цветаева

Скоро вечер



Скоро вечер: от тьмы не укрыться,
Чья-то тень замелькает в окне...
Уезжай, уезжай же, мой рыцарь,
На своем золотистом коне!

В неизвестном, в сияющем свете
Помяни незнакомку добром!
Уж играет изменчивый ветер
Золотым и зеленым пером.

Здесь оконца узорные узки,
Здесь и утром портреты в тени...
На зеленом, на солнечном спуске
Незнакомку добром помяни!

Видит Бог, от судьбы не укрыться.
Чья-то тень замелькала в окне...
Уезжай, уезжай же, мой рыцарь,
На своем золотистом коне!

Марина Цветаева


РОЗА И РЕЗЕДА


Один маня, другой с полуугрозой,
Идут цветы блестящей чередой.
Мы на заре клянемся только розой,
Но в поздний час мы дышим резедой.

Один в пути пленяется мимозой,
Другому ландыш мил, блестя в росе. --
Но на заре мы дышим только розой,
Но резедою мы кончаем все!

Волшебник

Непонятный учебник,
Чуть умолкли шаги, я на стул уронила скорей.
Вдруг я вижу: стоит у дверей
И не знает, войти ли и хитро мигает волшебник.

До земли борода,
Темный плащ розоватым огнем отливает...
И стоит и кивает
И кивая глядит, а под каждою бровью -- звезда.

Я навстречу и мигом
Незнакомому гостю свой стул подаю.
"Знаю мудрость твою,
Ведь и сам ты не друг непонятным и путаным книгам.

Я устала от книг!
Разве сердце от слов напечатанных бьется?"
Он стоит и смеется:
"Ты, шалунья, права! Я для деток веселый шутник.

Что для взрослых -- вериги,
Для шалуньи, как ты, для свободной души -- волшебство.
Так проси же всего!"
Я за шею его обняла: "Уничтожь мои книги!

Я веселья не вижу ни в чем,
Я на маму сержусь, я с учителем спорю.
Увези меня к морю!
Посильней обними и покрепче укутай плащом!

Надоевший учебник
Разве стоит твоих серебристых и пышных кудрей?"
Вдруг я вижу: стоит у дверей
И не знает, уйти ли и грустно кивает волшебник.

Марина Цветаева

http://lib.ru/POEZIQ/CWETAEWA/poetry.txt#196