May 28th, 2017

(no subject)

Анисимова Александра Петровна
Фото - Анисимова Александра Петровна

Дата и место рождения : 2.9.1891 г., с. Бездна Спасского уезда
Казанской губернии
Дата смерти : 6.6.1969 г.

- прозаик, поэт, собиратель пензенского фольклора, член Союза
писателей СССР

Биография

Отец будущей писательницы Пётр Максимович Еремеев, получив образование, завёл семью и был направлен на агрономическую практику в село Бездна Спасского уезда Казанской губернии (сейчас это село Антоновка в Татарстане, на границе со Старомайнским районом Ульяновской области).

Здесь и родилась 2 сентября (14-го по новому стилю) 1891 года его дочка Сашенька.

Село было знаменито тем, что в 1861 году местный грамотный крестьянин Антон Петров по-своему истолковал положение об освобождении крестьян от крепостного права и стал организатором массовых волнений, закончившихся расстрелом нескольких десятков бунтовщиков царскими войсками.

В младенческом возрасте она переехала с семьёй в Симбирскую губернию, в село Новая Ерыкла в 30 верстах от Тереньги.
Сюда пригласил её отца в 1892 году местный помещик,
предложивший ему заняться восстановлением своей усадьбы.
Здесь и прошло детство Александры Еремеевой.

Любознательная девочка училась в местной школе, помогала родителям
вести хозяйство, не чураясь крестьянской работы. Ей интересны были,
как вспоминала потом, «народные рассказы о жизни, увлекательные сказки, красивые протяжные песни».

С раннего детства знала Саша Еремеева стихи любимых поэтов – Пушкина, Лермонтова, Кольцова. В своих воспоминаниях она пишет, как в помещичьей усадьбе «впервые в жизни увидела большие от пола до потолка зеркала, мягкие диваны и стулья, покрытые чехлами, на стенах старинные портреты прежних баринов и барынь». А однажды отец подвёл её к высокой тумбочке, где на бархате лежало белое, как из мела, человеческое лицо с закрытыми глазами.

Он объяснил дочери, что это посмертная маска Пушкина, таких в России только три, и это самое дорогое из всего, что есть в этом доме…
Когда ей было 14 лет, отец устроился на работу в соседнее село Зеленец. Получал там хорошие по тем временам деньги – тысячу рублей в месяц.
А способная девушка продолжила образование в Симбирске, в Мариинской женской гимназии, которая располагалась в центре города и славилась
на всё Поволжье. В 1910 году Александра Петровна Еремеева стала дипломированной учительницей. Год была на практике, а в сентябре 1911-го приняла первый класс в школе большого симбирского села Загоскино в том же Сенгилеевском уезде.

Познакомилась с учителем из другого села М.Анисимовым,
и в начале 1913 года вышла за него замуж.
Но семейная жизнь счастья не принесла.
В 1915-ом заболели и умерли двое их маленьких детей.
Александра Петровна слегла, ей становилось всё хуже, изводили
и постоянные ссоры с мужем.

Осенью 1916 года, когда родился сын, они уже были в разводе.

А в 1918-ом А.Анисимова (фамилию от первого брака она оставила)
вновь вышла замуж – за токаря В.Алеева, которого вскоре записали
в Красную армию и отправили на Восточный фронт. У Александры Петровны родилась дочь, и она уехала в посёлок Промзино
(в 1931 году его переименуют в Сурское), где жили родители мужа.

В конце 1920 года он вернулся с Гражданской войны и занялся крестьянским хозяйством. Александра Петровна в то время работала библиотекарем,
а затем школьным и дошкольным инструктором Симбирского уездного отдела народного образования.

В 1924 году ей предложили журналистскую работу, к которой у неё проявились склонности: была репортёром областной газеты «Пролетарский путь»,
затем перешла в крестьянскую «Красную жатву». Работала в Ульяновске .
Тогда уже, бывая в творческих командировках в деревнях и сёлах, хотелось ей записывать народные песни и частушки, пословицы и поговорки.

С 1935 года жизнь А. Анисимовой неразрывно связана с Пензенской областью. «Любовь к Родине, к сельским людям с их песнями, сказками, прибаутками и припевками потянули писательницу из города в деревню, и она переехала в Каменку, где стала работать в районной газете», – рассказывает библиограф Пензенской областной библиотеки имени Лермонтова Л. Семёнова.

Потом была ещё одна районка – в посёлке Башмаково. А в 1938-ом
Анисимова перебралась в село Поим Белинского района, недалеко от лермонтовской усадьбы Тарханы, где трудилась в газете
“Сталинское знамя” и начала собирать лучшие образцы местного фольклора

Александра Петровна прожила в Поиме около 15 лет. Здесь она сделала
первые шаги в литературе и вскоре стала известной на всю Россию писательницей. В поимский период жизни было издано 26 её книг.
Жила в домике-двуглазке с берёзкой в палисаднике.
– откуда что бралось, и как успевала я работать в редакции дотемна,
«Как будто клад нашла я в той избушке, – вспоминала Александра Петровна
позже об этом периоде: ходить по воду за полкилометра, готовить еду,
стирать, шить, дрова пилить и колоть, а ко всему этому ещё писать.
Когда я бралась за перо, я забывала обо всём на свете,
и мне открывался иной мир… Пишу что само просится и не даёт мне покоя».

Она прислушивалась к местным песням и припевкам, любовь к которым сохранила с детства. Постепенно стали складываться и свои стихи, песни, при­певки, некоторые из них вошли в репертуар хора им. Пятницкого, Русского народного хора северной песни и других.

Особое место в творчестве писательницы занимают сказки, они принесли автору наибольшую известность, неоднократно переизда­вались.

Александра Петровна была в числе тех пензенских литераторов, которые стояли у истоков областной писательской организации, она по праву считалась наставником молодых талантов, многих сподвигла на вступление в Союз, на издание своих книг, внимательно следила за ростом их творческого мастерства и радовалась вместе с учениками их успехам на литературном поприще. За такую заботу о юных дарованиях Александра Петровна получила шутливое, но весьма справедливое прозвище «Бабушка пензенских писателей»…

Образование

Окончила женскую гимназию в Симбирске
Творчество
Первую книгу "Песни про войну " выпустило в 1943 г.
Пензенское издательство.

Второй сборник – «Песни и сказки» был издан уже в Москве сквозь два года затем войны. Имя поэтессы становится известным за пределами области,
песни на ее вирши звучат по Всесоюзному радио.

Особое местоположение в творчестве А.П. Анисимовой занимают мудрые и поэтичные сказки. Лучшие из них – «Птица-радость»,
«Про деда Водяного», «Три Аннушки» - переведены на германский язык,
а «Заколдованная липа» - на румынский и сербо-хорватский языки.
Вобрав в себя замечательные традиции русского фольклора,
эти сказки были в то же время по-настоящему современны.
Талант А.П. Анисимовой ценили С.Я. Маршак и И.Г. Эренбург

Александра Петровна сама собирала народные сказки, песни,
пословицы и поговорки и сумела увлечь этим делом десятки своих добровольных помощников. Так родились «Песни и сказки Поимского района», «Песни и сказки Пензенской области», «Народное красное слово»,
вошедшие бесценным вкладом в сокровищницу устного творчества
народов нашей страны.

В последние годы жизни Александра Петровна закончила автобиографическую повесть «Голубое перо», подготовила к переизданию роман в стихах «Фрося». Немало сил отдала она и поэтическому переложению «Слова о полку Игореве»
и «Задонщины». Эти переводы, по мнению ученых, шибко близки к оригиналу великих произведений.

http://penzadays.ru/person.php?id=343

Источники
samaralit.ru

* * *

Что за прелесть эти сказки!

Александра Петровна Анисимова - журналист, прозаик, поэт, собиратель фольклора, член СП СССР родилась 2 сентября 1891 г. в Казанской губернии
в семье сельских интеллигентов. Они смогли дать дочери не только классическое гимназическое образование, но и привили ей любовь к образному народному слову.

Анисимова успела попробовать свои силы на учительском поприще и в библиотечном деле, но свое призвание нашла в журналистике, в ульяновской газете «Пролетарский путь». В середине тридцатых годов перебралась в Пензу, а в 1938 г. в Поим, где прожила до 1952 г., Здесь из районного репортера выросла в известную писательницу, поэтессу, фольклориста, сказочницу, произведения которой читали во многих уголках России и за ее пределами.

На ее творчество, несомненно, оказало влияние природное и историческое очарование этих мест, сама здешняя атмосфера. Ведь недалеко от Поима раскинулось лермонтовское имение Тарханы. Здесь «с отрадой многим незнакомой» поэт до полночи готов был наблюдать народную жизнь и смотреть: «На пляску с гиканьем и свистом / Под говор пьяных мужичков» …В соседнем Чембаре (ныне Белинский) прошли юные годы неистового Виссариона Белинского, Чуть дальше, на берегу реки Вороны стояли ветхие домики деревеньки Чернышево, принадлежавшей Чернышевским.

Сам Поим с давних пор славился своими ремеслами и мастеровыми – занимавшимися кожевенным промыслом, производством валяной и кожаной обуви, каната, кошмы, веревки, бочек и кадушек, поставлявшими товар на крупнейшие российские ярмарки. Здесь жили староверы, основавшие оплот раскольников в Поволжье. Они были грамотные, хранили в семьях старинные рукописные книги, славились своим трудолюбием, честностью, верностью данному слову. Из их рядов вышли многие успешные российские предприниматели-основатели известных купеческих династий.

Среди русских сел здесь были мордовские и татарские. На этом перекрестке традиций, вер и обрядов рождался и своеобразный фольклор. Его богатство и самобытность отразились в “говорящей” топонимике края: Горелый Гай, Волчий Враг, Самодуриха, Лягушиха, Милорайка, Загибалиха и т.д.

Поим известен был и своими “забавами”: кулачными боями и стравливанием собак. В базарные дни подвыпившие поимцы вызывали друг друга “по любви” подраться на кулачки. А в святки, на крещенье, на Новый год, и особенно на масляной неделе, на базарной площади происходили кулачные бои “стенка на стенку”. Кулачные бойцы в кровь разбивали друг другу лица, наколачивали бока, наносили увечья. После боев немало было работы и заработка у местных знахарей и костоправов. Любители травли собак были в основном купцы-кожевники, державшие злых и сильных цепных псов. Стравливание обычно устраивали на выезде из села или на речке, на первом льду.

Жемчужиной творчества Анисимовой стали ее сказки. Многие из них – предания глубокой старины, где звучат и русские, и мордовские, и татарские напевы она записала буквально из уст их последних исполнителей, сохранив для грядущих поколений

Поимский период работы Анисимовой - это 26 книг разнообразных жанров: песни, стихи, сказки, фольклор, повести, очерки. Многие из произведений кладезь народной мудрости, меткого образного слова, нравственных основ человеческого бытия…

После поимской газеты Александра Петровна работала в Пензе в альманахе «Земля Родная». Много времени уделяла работе с подрастающей сменой литераторов. Скончалась она 6 июня 1969 г., похоронена в Пензе.

В Поиме, где она состоялась, как писатель и прожила полтора десятка лет, открыт ее мемориальный музей.

Бумага, как известно, не принадлежит к числу долговечных материалов. Многие из изданных произведений Анисимовой осели в домашних и публичных библиотеках, стали библиографической редкостью. Поэтому самой высокой признательности и благодарности заслуживает работа бессменных руководителей и энтузиастов Поимского историко-архитектурного музея Александры Самойленко и Татьяны Найденовой, начавших в прошлом году перевод работ Анисимовй на электронные носители. С их любезного разрешения мы публикуем сегодня некоторые произведения Александры Анисимовой.

http://moloko.ruspole.info/node/2037

Юрий ЦИНГОВАТОВ



БАБУШКИНЫ ЯНТАРИ
Сказка : http://e-libra.ru/read/222380-babushkiny-yantari.html

В старом замке

С детства храню небольшую , пожелтевшую от времени
книжечку А.П. Анисимовой : "Счастливая зыбка."
Таких интересных и необычных сказочных сюжетов.
никогда не встречала не ранее, ни позже.
Но больше всего мне понравилась в этом небольшом сборнике
Баллада о балладе В Старом замке :

В старом замке шум и говор,
кубки пенные звенят.
За большим столом дубовым
гости рыцари сидят.
Замка старого владелец,
Их созвал на этот пир
В честь того, что на неделе
Трёх медведей он убил.
Гости шутят и смеются,
Сам хозяин - больше всех.
Вина пенятся и льются.
Шутки грубы , дерзок смех.
А средь рыцарей нескромных-
Дама только здесь одна -
Властелина нив огромных,
Молчаливая жена.
Ветер яростный и гулкий,
Гнёт деревья за окном,
А серебряные кубки
Снова пенятся вином.

Гнутся ели, стонут ели ,
Ветер свищет за стеной .
В распахнувшиеся двери
входит рыцарь молодой.
Он учтиво поклонился
И ПРИЮТА ПОПРОСИЛ:
Я во тьме с дороги сбился,
Конь мой встал и я без сил.
Гости рыцари теснятся:-
Места хватит для тебя!
- Я не рыцарь. Миннезингер.
Не достоин чести я .
- Миннезингер ? Браво, браво!
Ты пришёл в хороший час.
Вспомним битвы, вспомним славу .
Миннезингер , пой для нас !

И певец поёт им песню
О походах о былых
и о тех, что пали с честью
В грозных схватках боевых.
Гости пьют в честь прежней славы,
Славы рыцарской, былой.
И кричат все : -Браво, браво!
- Миннезингер , песню пой!
Снова кубки поднимают,
Снова в кубки вина льют.
Миннезингер запевает,
Гости слушают и пьют.

- Нет тех рыцарей, что были,
Тех, что славились в боях,
Их щиты под слоем пыли
Ржа съедает на стенах...
И теперь, тому лишь Слава,
Кто медведей храбро бьёт...
Властилин промолвил :
- Браво ! Он о нас теперь споёт.
Миннезингер смотрит смело ,
отвечает скромно _
- Нет. Я спою о Розе Белой
- Быль совсем недавних лет!

От больших дорог далёко ,
Средь лесов и диких скал,
В замке белом и высоком
Рыцарь век свой доживал.
Словно в светлом тихом парке
Белой розы нежный цвет,
Он берёг в старинном замке
Дочь четырнадцати лет.
Был их другом рыцарь знатный ,
Он отважен был и смел ,
Был он молод, жаждал счастья ,
Сердце честное имел.
, , , , ,
, , , , , , ,

-...Властилин жестокий, страшный,
Появился в тех краях ,
Он рукою своевластной
Сеял горе, смерть и страх.
В парке рыцаря седого
Розы белые он смял,
Старика казнил сурово.
Дочь его к себе он взял-
Он увёз её в свой замок
И назвал своей женой .
Рыцарь юный, как игнаник ,
Удалён был в край чужой .
И бродил там рыцарь бедный
Без путей и без дорог
И, как жемчуг драгоценный
В сердце боль свою берёг.

Над рекой там шепчут ивы,
Там ковыль в степях шумит.
Кони дикие игривы,
Звонок цокот их копыт.
Сердцем гневен, духом светел ,
Рыцарь звукам тем внимал .
Песней стали звуки эти -
Миннезингером он стал .
И пошёл он с песней этой
Розу белую искать,
Чтоб в минуту встречи светлой
Розу Белую отдать...
( Отрывок из баллады )
А. П. Анисимовой


http://www.playcast.ru/view/1419198/2974a2c86f355fa8be8f71e1baff1b2ff5467a4bpl

История карнавала

Развертка по предметам:
История
География
Бизнес Мода
Кинематограф и мультипликация
Искусство Живопись
Вступление:
Наверняка каждый из вас хоть раз да слышал о Венецианском карнавале
или Бразильском в Рио-де-Жанейро. Это очаровательное действие
зачаровывает и завораживает своей масштабностью и красотой,
но далеко не каждый знает историю происхождения этого красочного праздника. История А сама история карнавалов начинается еще со времен Древнего Рима. Первый карнавал состоялся во время ежегодного праздника
в честь Сатурна который справляли после уборки урожая во время
зимнего солнцестояния. У слова «карнавал» есть несколько вариантов происхождения. Один из них происходит от латинского carrus navalis «потешная колесница», «корабль праздничных процессий» — так в древности называлась ритуальная повозка-корабль, на которой в Европе еще в далеком бронзовом веке во время праздников возили идолов плодородия.

Источник: http://xvatit.com/school/sch-online/compet/133816-urok-keys-karnaval-istoriya-i-sovremennost.html
© Xvatit.com





https://www.youtube.com/watch?v=8A2GGLfNqz4

Карнавал маскарад в живописи.

https://mediaspy.ru/post.php?id=5533362

Самые известные замки с привидениями

Самые известные замки с привидениями


Любимое место обитания призраков – это старые замки, крепости и королевские дворцы. Замки и дворцы бывают разные. Большие и маленькие, помпезные и скромные, нарядные и мрачные, знаменитые и преданные забвению… Но в каждом замке обитает его дух, а иногда, по преданиям и привидения.

http://inqs.karnage.ru/other/2012/08/21/27574

Замки Баварии : Нойшванштайн - в гостях у спящей красавицы

Сказочный замок Нойшванштайн, настоящее сокровище Альп, расположен в самом сердце Баварии. Этот удивительный замок был построен королем Людвигом II, позже получившим прозвище Людвиг Сумасшедший: наследие "сказочного" баварского короля обошлось казне более чем в 30 млн. марок и погрузили страну в глубокий финансовый кризис.



http://holidaymtours.livejournal.com/29154.html

Замок Нойшванштайн -Сказка Альп :

http://i-postroika.ru/?p=10448

Песнь о Гайавате

Генри Лонгфелло



ВСТУПЛЕНИЕ


Если спросите — откуда
Эти сказки и легенды
С их лесным благоуханьем,
Влажной свежестью долины,
Голубым дымком вигвамов,
Шумом рек и водопадов,
Шумом, диким и стозвучным,
Как в горах раскаты грома? -
Я скажу вам, я отвечу:


"От лесов, равнин пустынных,
От озер Страны Полночной,
Из страны Оджибуэев,
Из страны Дакотов диких,
С гор и тундр, с болотных топей,
Где среди осоки бродит
Цапля сизая, Шух-шух-га.
Повторяю эти сказки,
Эти старые преданья
По напевам сладкозвучным
Музыканта Навадаги".


Если спросите, где слышал,
Где нашел их Навадага, -
Я скажу вам, я отвечу:
"В гнездах певчих птиц, по рощам,
На прудах, в норах бобровых,
На лугах, в следах бизонов,
На скалах, в орлиных гнездах.


Эти песни раздавались
На болотах и на топях,
В тундрах севера печальных:
Читовэйк, зуек, там пел их,
Манг, нырок, гусь дикий, Вава,
Цапля сизая, Шух-шух-га,
И глухарка, Мушкодаза".


Если б дальше вы спросили:
"Кто же этот Навадага?
Расскажи про Навадагу", -
Я тотчас бы вам ответил
На вопрос такою речью:


"Средь долины Тавазэнта,
В тишине лугов зеленых,
У излучистых потоков,
Жил когда-то Навадага.
Вкруг индейского селенья
Расстилались нивы, долы,
А вдали стояли сосны,
Бор стоял, зеленый — летом,
Белый — в зимние морозы,
Полный вздохов, полный песен.


Те веселые потоки
Были видны на долине
По разливам их — весною,
По ольхам сребристым — летом,
По туману — в день осенний,
По руслу — зимой холодной.
Возле них жил Навадага
Средь долины Тавазэнта,
В тишине лугов зеленых.


Там он пел о Гайавате,
Пел мне Песнь о Гайавате, -
О его рожденье дивном
О его великой жизни:
Как постился и молился,
Как трудился Гайавата,
Чтоб народ его был счастлив,
Чтоб он шел к добру и правде".


Вы, кто любите природу -
Сумрак леса, шепот листьев,
В блеске солнечном долины,
Бурный ливень и метели,
И стремительные реки
В неприступных дебрях бора,
И в горах раскаты грома,
Что как хлопанье орлиных
Тяжких крыльев раздаются, -
Вам принес я эти саги,
Эту Песнь о Гайавате!


Вы, кто любите легенды
И народные баллады,
Этот голос дней минувших,
Голос прошлого, манящий
К молчаливому раздумью,
Говорящий так по-детски,
Что едва уловит ухо,
Песня это или сказка, -
Вам из диких стран принес я
Эту Песнь о Гайавате!


Вы, в чьем юном, чистом сердце
Сохранилась вера в бога,
В искру божью в человеке;
Вы, кто помните, что вечно
Человеческое сердце
Знало горести, сомненья
И порывы к светлой правде,
Что в глубоком мраке жизни
Нас ведет и укрепляет
Провидение незримо, -
Вам бесхитростно пою я
Эту Песнь о Гайавате!

http://thelib.ru/books/longfello_g/pesn_o_gayavate-read.html

Поэма Генри Логфелло

Поэма Генри Лонгфелло
Часть первая
Песнь о Гайавате I Песнь о Гайавате II Песнь о Гайавате III

«Песнь о Гайавате», впервые обнародованная в 1855 году, считается самым замечательным трудом Лонгфелло. Впечатление, произведенное ею, было необыкновенно: в полгода она выдержала тридцать изданий, породила множество подражаний и была переведена чуть ли не на все европейские языки.
«Мой знаменитый друг, - говорит известный немецкий поэт Ф. Фрейлиграт в предисловии к своему переводу «Песни о Гайавате», - открыл американцам Америку в поэзии. Он первый создал чисто американскую поэму, и она должна занять выдающееся место в Пантеоне всемирной литературы».
"Песнь о Гайавате", - говорит Лонгфелло, - это индейская Эдда, если я могу так назвать ее. Я написал ее на основании легенд, господствующих среди североамериканских индейцев. В них говорится о человеке чудесного происхождения, который был послан к ним расчистить их реки, леса рыболовные места и научить народы мирным искусствам. У разных племен он был известен под разными именами: Michabou, Chiabo, Manabozo, Tarenaywagon, Hiawatha, что значит - пророк, учитель. В это старое предание я вплел и другие интересные индейские легенды... Действие поэмы происходит в стране оджибуэев, на южном берегу Верхнего Озера, между Живописными Скалами и Великими Песками».
Лучшим переводом "Песни о Гайавате" на русский язык считается перевод Ивана Бунина.

ЧЕТЫРЕ ВЕТРА:

Молод и прекрасен Вебон!
Это он приносит утро
И серебряные стрелы
Сыплет, сумрак прогоняя,
По холмам и по долинам;
Это Вебона ланиты
На заре горят багрянцем,
А призывный голос будит
И охотника и зверя.

Одинок на небе Вебон!
Для него все птицы пели,
Для него цветы в долинах
Разливали сладкий запах,
Для него шумели реки,
Рощи темные вздыхали,
Но всегда был грустен Вебон:

Одинок он был на небе.
Утром раз, на землю глядя,
В час, когда спала деревня
И туман, как привиденье,
Над рекой блуждал, белея,
Ходит дева - собирает
Камыши и длинный шпажник
Над рекою по долине.

С той поры, на землю глядя,
Только очи голубые
Видел Вебон на рассвете:
Как два озера лазурных,
На него они смотрели,
И задумчивую деву,
Что к нему стремилась сердцем,
Полюбил прекрасный Вебон:
Оба были одиноки,
На земле - она, он - в небе.

Он возлюбленную нежил
И ласкал улыбкой солнца,
Нежил вкрадчивою речью,
Тихим вздохом, тихой песней,
Тихим шепотом деревьев,
Ароматом белых лилий.
К сердцу милую привлек он,
Ярким пурпуром окутал -
И она затрепетала
На груди его звездою.
Так доныне неразлучно
В небесах они проходят:
Вебон, рядом Вебон-Аннонг -
Вебон и Звезда Рассвета.

* * *



Детство Гайаваты

В летний вечер, в полнолунье,
В незапамятное время,
В незапамятные годы,
Прямо с месяца упала
К нам прекрасная Нокомис,
Дочь ночных светил, Нокомис.

Как дитя она играла,
На ветвях на виноградных
Меж подруг своих качалась,
И одна из них, сгорая
Злобой ревности и мести,
Эти ветви подрубила,
И на Мускодэ упала,
На цветущую долину,
Замирая от испуга,
Летним вечером Нокомис.
«Вон звезда упала с неба!» -
Говорил народ в селеньях.

Там, на мягких мхах и травах,
Там, среди стыдливых лилий,
В тихой Мускодэ, в долине,
В звездном блеске, в лунном свете,
Стала матерью Нокомис,
Назвала дочь первородной -
Назвала ее Веноной,
И, как лилия в долине,
Расцвела ее Венона:
Стала гибкой, стала стройной,
Точно лунный свет прекрасной,
Точно звездный отблеск нежной.

И Нокомис часто стала
Говорить, твердить Веноне:
«О, страшись, остерегайся,
Мэджекивиса, Венона!
Никогда его не слушай, ...
Не гуляй одна в долине,
Не ложись в траве меж лилий!»

Но не слушалась Венона,
Не внимала мудрой речи,
И пришел к ней Мэджекивис,
Темным вечером подкрался,
С тихим шепотом склоняя
На лугу цветы и травы.
Там прекрасная Венона
Меж цветов одна лежала,
Там нашел ее коварный
Ветер Западный - и начал
Очаровывать Венону
Сладкой речью, нежной лаской,
И родился сын печали,
Нежной страсти и печали,
Дивной тайны - Гайавата.

Так родился Гайавата;
А коварный Меджекивис,
Бессердечный Мэджекивис
Уж покинул дочь Нокомис,
И недолго после билось
Сердце нежное Веноны:
Умерла она в печали.

Долго с криками рыдала,
Долго плакала Нокомис:
«О, зачем жестокий Погок
Не меня унес с собою?
Лучше б мне лежать в могиле!
Вагономин, Вагономин!»

На прибрежье Гитчи Тюми,
Светлых вод Большого Моря,
С юных дней жила Нокомис,
Дочь ночных светил, Нокомис.
Позади ее вигвама
Темный лес стоял стеною -
Чащи темных, мрачных сосен,
Чащи елей в красных шишках,
А пред ним прозрачной влагой
На песок плескались волны,
Блеском солнца зыбь сверкала
Светлых вод Большого Моря.

Там, в тиши лесов и моря,
Внука нянчила Нокомис,
В люльке липовой качала,
Устланной кугой и мохом,
Крепко связанной ремнями,
И, качая, говорила:
«Спи! А то отдам медведю!»
Там, баюкая, певала:
«Эва-ия, мой совенок!
Что там светится в вигваме?
Чьи глаза блестят в вигваме?
Эва-ия, мой совенок!»

Много-много рассказала
О звездах ему Нокомис:
Показала хвост кометы, -
Ишкуду в огнистых косах,
Показала танец Духов,
Их блистающие рати
В небесах Страны Полночной,
В Месяц Лыж морозной ночью;
Показала серебристый
Путь всех призраков и духов -
Белый путь на темном небе,
Полном призраков и духов.

Вечерами, теплым летом,
У дверей сидел малютка,
Слушал тихий ропот сосен,
Слушал тихий плеск прибоя,
Звуки дивных слов и песен:
«Минни-вава!» - пели сосны,
«Мэдвэй-ошка!» - пели волны.

http://godsbay.ru/maya/myth_maya1.html