July 27th, 2017

дары, бусы, плоды, Август

Белый город у синего моря...

Прощай, мой временный уют !

Прощай, мой временный приют!
Меня иные ждут дороги.
Я променяла твой уют
На неизвестность и тревоги.

Там - холода. Там - ливни льют.
Но лишь в пути бывает счастье.
Прощай, мой временный приют!
Рассветная дорога, здравствуй!


Обманчивые сны

Давно все ясно - жизнь не удалась -
Бездарный фокус для плохой арены.
Как тяжела действительности власть!
И только сны сулят мне перемены.

И страшно жить, и умереть невмочь.
Как вырваться из тягостного плена?
Пустынный день пройдет. Настанет ночь
И вновь пообещает перемены.

Я так хочу поверить светлым снам,
Что счастье будет, будет несомненно!
Заглядываю в сонник по утрам,
Читаю о хороших переменах.

Лишь засыпаю - горестям конец.
А наяву - одни глухие стены.
Выходит, ангел ночи - просто лжец?
Он зря мне обещает перемены?

... Стемнело. Приоткрылся глаз луны.
Пусть будет эта ночь благословенна!
Пускай придут обманчивые сны,
Сулящие благие перемены!




Белый город у синего Моря

Если участь моя решена,
Если гаснут последние зори, -
Остается надежда одна -
Белый город у синего Моря.

Я ищу его тысячи лет,
С облаками, с дорогами споря.
Есть ли он вообще на Земле -
Белый город у синего Моря?

Где смогу преклонить я главу
И забыться в воздушном просторе?
Прибегу, прилечу, приплыву
В Белый город у синего Моря!

Он обнимет, откроет врата,
Встретит радостью в солнечном взоре.
Защити меня, Город-мечта,
Белый город у синего Моря!

Одолею бесславную смерть,
Одолею забвенье немое
И приеду к тебе - умереть, -
Белый город у синего Моря!

* * *

Город

Он ведь должен появиться где-то...
Наконец-то! Вижу вдалеке
Гордый, белым мрамором одетый
Город на серебряном песке.

В море волны плещутся устало,
Солнце раскалилось добела...
Город, город! Как же я искала!
Как тебя, таинственный, ждала!

Ты меня избавишь от печали!
Вот чуть-чуть поближе подплыву!

…Словно стая белоснежных чаек,
Город улетает в синеву.

* * *

Чужие города

Вокруг - чужие города,
Чужие дни, чужие лица.
Темнеет. Скоро загорится
Чужая белая звезда.

Здесь голоса чужих ветров
И аромат чужого сада.
Здесь перевиты виноградом
Ограды у чужих домов.

Здесь берега чужой земли
Чужими поросли цветами.
И под чужими небесами
Плывут чужие корабли.

Давай немного постоим
С тобой, мое родное горе,
Послушаем, как бьется море,
Так и не ставшее моим.

http://elenagromova.ru/2005.htm
дары, бусы, плоды, Август

Родник

Поэзия - всегда права!

Поэзия - всегда права
И злу вовеки неподвластна!
Поэзия - всегда жива,
Всегда бесстрашна и прекрасна!

Ей злобно затыкают рот,
Сжигают на кострах веками,
Ее ведут на эшафот
За неумение лукавить.

Но на бессмертные слова
Ничьи не действуют запреты!
Поэзия - всегда права!
Мир жив, пока живут поэты!

* * *

Родник

Когда-то жизнь была чиста,
Свежа, прозрачна и невинна,
Как родниковая вода,
Средь трав журчащая в долинах.

И каждый, кто бы ни приник,
Вмиг забывал о тьме и боли.
Но засорили тот родник
Века наживы и неволи.

Теперь напрасно сотни уст
Прохладных струй хотят напиться.
Жизнь отвратительна на вкус,
Как замутненная водица.

http://elenagromova.ru/2005.htm
дары, бусы, плоды, Август

Волна

Волна

Нежно-бесстрастная,
Нежно-холодная,
Вечно подвластная,
Вечно свободная.

К берегу льнущая,
Томно-ревнивая,
В море бегущая,
Вольнолюбивая.

В бездне рожденная,
Смертью грозящая,
В небо влюбленная,
Тайной манящая.

Лживая, ясная,
Звучно-печальная,
Чуждо-прекрасная,
Близкая, дальная...


<1895>

Николай Максимович Минский (1855-1937)

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ :

http://russian-poetry.ru/PoetF.php?PoetId=85

* * *
дары, бусы, плоды, Август

ГОРОД У МОРЯ ...

Вход
Город у моря
«…лучше жить в провинции, у моря…»

И. Бродский
Я бы, пожалуй, не смог сказать наверняка, когда этот город представал передо мной, возникая из заповедных глубин памяти или открываясь наяву, во всём своём блеске и великолепии. Иногда, когда мне казалось, что впереди уже нет никакого пути и жизнь не в состоянии одарить меня более ничем, его высокие остроконечные башни поднимались над моими разочарованиями и невзгодами, а задумчивые маяки манили своими разноцветными огнями, скользящими над морем, словно лучи надежды.

Такой город есть, наверное, у каждого. И необязательно только в душе. Бесконечный мир, являясь в бесчисленном многообразии форм и сюжетов, остаётся в нас лишь незначительной своею частью, созвучной нашим мыслям, чувствам и настроениям. И найдётся не так уж много мест на земле, где мы, если и не оставляем своё сердце, то, во всяком случае, наделяем увиденное своими ожиданиями, обретая в них ещё одну свою жизнь, такую, какой бы мы хотели её видеть.

Мой город у моря, скорее всего, провинциальнее и меньше, чем любые другие подобные города. Только это вовсе не делает его сколько-нибудь беднее и проще. Он сложен и многолик, и примиряет между собой все эти непохожие друг на друга белые улочки, набережные и площади, связывая их воедино, лишь зелень кудрявых кипарисов, оливковое кружево магнолий и рыжеватое ожерелье реликтового ливанского кедра. Особенно город хорош ранним утром, когда ещё украшен роскошной мантией сияющих огней, а влажные звёзды уже начинают терять свою ночную силу. Можно не отрываясь следить как стекают с гор, прямо к нему в ладони, фиолетовые струйки протооблаков, которые подхватывает лёгкий морской бриз. Эта туманная взвесь клубится над чуть различимым узором дорог и тротуаров, впечатанным в глубокую синеву газонов, на которой торжествует дружное цветение, издали напоминающее пёструю живую пыль.

В этом моём городе никто не знает и не замечает меня. Только разве в том есть какая-нибудь необходимость? Здесь ни к чему изрядно поднадоевшие маски и роли, из той, из привычной жизни, не нужно являть радушие и дружеское участие тем, кто вполне может обходиться без него и не надо томиться смятением чувств, отвлекая себя от главного: гор, моря и белых непрямых улиц, соединяющих горы и море.

Тут судьба примиряет тебя с несбывшимся, позволяет ощутить незавершённое, прочувствовать утраченное и побывать в сотнях иных жизней, для тебя вовсе не предназначенных. И всё оттого, что тут ты совершенно свободен, свободен даже от себя, живущего очень далеко отсюда, по ту сторону туманных гор и бирюзового моря, где не случается ни солнечного дождя, ни солёного ветра с примесью облаков, оставляющем на краешках губ жгучую полынную свежесть.

Кто придумал, что счастье – это обязательно любовь, крепкая дружба, признание или богатство? Чтобы быть счастливым вовсе ничего не нужно, разве что горные склоны, отражённый в воде блеск жидких фонарей и шум морской волны у старого пирса, поросшего водорослями и ракушками. И разве не счастье, когда никто не окликнет и не остановит тебя, никто не нарушит твоего внутреннего очарования и не развеет ожившие иллюзии ни грубостью реалий, ни сомнением. Здесь нет тех, кто знает о твоих обидах и потерях, горестях и боли, как нет и ничего из упомянутого, только свет, плеск волны и причудливые облака, перетекающие от одной горной вершины к другой.

Только здесь убеждаешься, что счастье – ярко-жёлтого цвета. Оно тут всегда рядом, бежит за тобою золотистой лунной дорожкой, оседает на коже ровным лучистым солнцем, горит в ночи длинными окнами зданий, за которыми сокрыто какое-то лёгкое движение, слышен полушёпот и негромкий смех.

Город у моря начисто лишён временного измерения: здесь события не происходят, а существуют, являясь пред тобой, когда ты сам того пожелаешь, и всё происходящее ограничивается лишь твоим интересом и вниманием к нему.

Разглядывая, как желтоватая пена прибоя оседает на прибрежной гальке и набегающей волной снова уносится в море, понимаешь, что мгновение может длиться веками и только наша мысль способна приводить в движение неповоротливый маятник времени. Возможно поэтому здесь не ощущаешь возраста – своих лет не замечаешь не только ты, но и море, и горные вершины над тобой. Пожалуй, даже дома, заполонившие всё пространство от берега до скалистых горных уступов, существуют вне временных координат. Хотя, если разобраться, то в городе у моря – всё условно, всё подчиняется нашему внутреннему календарю, нашим субъективным системам измерений. И горы, и бледная даль горизонта, и небо. Да, даже небо, поражающее своей недоступностью, бездонностью и величием, здесь нисходит до человека, опускаясь так близко к земле, что даже можно потрогать руками его влажную, волокнистую суть.

Где же ещё, в каком городе, в названиях улиц слышатся отголоски твоих воспоминаний, а в облике домов, мостов и фонтанов присутствует твоё воображение и фантазия?

В городе у моря всё – мечта, даже если этой мечте привычнее существовать в тяжеловесной материальной оболочке. Ведь лишь мечте дано право строить нашу жизнь и управлять ею, поскольку всему, что не озарено зеленоватым светом мечты, положен удел вечно не выходить из тени, оставаясь либо серой чередой будней, либо тщетой и прозябанием. Оттого и стремится наша душа в свою полуденную столицу – тихий городок у моря, где вершится наша личная история, где её неясные, приблизительные очертания обретают чёткость и определённость и где так легко и естественно приходит к нам способность любить и ценить жизнь
дары, бусы, плоды, Август

БУКЕТ ВЕРЛИБРОВ С ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ :

* * *

БУКЕТ ВЕРЛИБРОВ С ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ :

* * *

Небо, словно море,
Колышется,
Отражаясь в прохладной соленой воде.
И плывут по нему
Белоснежные яхты
В такие дали,
Которые ведомы лишь капитанам да Богу.

Море, словно небо,
Отливает синевой.
Оно грозно и прекрасно.
И плывут по нему облака,
Пушистые,
Словно белые кошки...

Между небом и морем -
Белые дома города Туапсе
и я, одиноко стоящая на берегу.


http://elenagromova.ru/verlibr.htm
дары, бусы, плоды, Август

Разговор с морем ...

Что может краше моря быть?
Возможно горы иль долины.
Но мне тебя не разлюбить,
Свиданья наши мной хранимы.

Я погружаюсь в пену волн,
Я растворяюсь в нежной ласке.
И кажется, как будто челн
Танцует медленные пляски.

Твоя лазурная вода
Не только тело омывает,
А очищает от греха
И силой жизни наполняет.

Сверкают солнечные блики,
Как будто грани хрусталя.
И жажда странствий, как магнитом,
Влечет в морскую даль меня.

А ночью лунная дорожка
Играет в прятки со звездой.
И хочется побыть немножко
Волшебной рыбкой золотой.

Тогда была бы я свободна
В своих желаньях и мечтах,
Была б сродни стихии водной,
Не потерявшейся в веках.

Тогда слилась бы воедино
С душой волны моя душа...
Но с лёгким бризом лишь сравнима
О море смутная тоска.

Ангелина Карымова

http://www.stihi.ru/2014/06/24/488