May 21st, 2020

дары, бусы, плоды, Август

Тепло - то как . . . повсюду рокамболь . . .




Мари Полякова

Перевод с украинского языка стихотворения

Маргариты Метелецкой «Так тепло…»



***
Тепло-то как… повсюду рокамболь*…
Да… может, где-то есть печаль и боль,
но, Боже мой – не надо, не неволь
мою судьбу пустым кордебалетом.
Попробую-ка лучше сапетон**,
В тени платана окунувшись в сон,
А может, умощусь я в фаэтон,
Дивясь полёту своему при этом.

Пустые слёзы, покаяний бред,
Душа бредёт сквозь молотилку вброд
Во тьме. Но точно знаю наперёд,
Что разуму не даст Господь свихнуться,
И бередить сомнения опять,
И снова в них саму себя искать,
И, признавая свой снобизм, не врать,
И всё-таки – на святость замахнуться.


*Рокамболь - луко-чеснок, цветок на фото
**Сапетон - кисель из бузины

29.02.2020

Текст оригинала:
http://www.stihi.ru/2020/02/28/3559

Так тепло...Зараз квітне рокамболь*...
Не думаю, що десь існує біль,-
Мене, мій Боже, дуже не знесиль
Життя невизначним кордебалетом.
Я краще покуштую сапетон**
І ляжу відпочити під платан,
А, може, умощуся в фаетон,
Здивована своїм звитяжним злетом.

Крізь марні сльози, муки каяття,
Душі крізь цілоденне молоття,
Крізь наперед означене знаття,
Що розуму не дасть Господь звихнутись,
Роз'ятрювати сумніви в собі,
І жадібно шукати теж себе,
І, бачачи в собі один снобізм,
Усе ж таки - на святість замахнутись...


© Copyright: Мари Полякова, 2020
Свидетельство о публикации №120030102381
дары, бусы, плоды, Август

Книжная полка - 126. В. П. Катаев . Алмазный мой венец ...





src="https://ic.pics.livejournal.com/mariel_98/71869430/2108015/2108015_600.jpg" alt="" title="">



Книжная полка -126. В. Катаев. Алмазный мой венец


Единомышьленники

Пусть вас радуют хорошие книги вечерами, в обеденные перерывы и за утренним кофе.

Сегодня слово МАРИ ПОЛЯКОВОЙ, которая расскажет свои впечатления о прочитанной повести
Валентина Катаева "Алмазный мой венец"


Страница автора тут: http://stihi.ru/avtor/mashuta58


Слово Мари: "Недавно попала мне в руки книга «Одесская плеяда» (Бабель, Зощенко, Олеша, Катаев,
Ильф и Петров)… Почитала, посмеялась, прониклась неповторимым духом Одессы.

А потом ужасно захотелось перечитать «Алмазный мой венец» Валентина Катаева! Перечитала.
И правильно сделала – до сих пор вокруг меня удивительная аура этой книги и замечательное послевкусие. Наверное, поэтому и решила сегодня поделиться этим настроением с вами.

Но сначала будет не лишним напомнить об авторе и его жизни.
Я очень коротко (желающие узнать подробности – добро пожаловать в гостеприимную сеть Интернет!).


Валентин Катаев (16 [28] января 1897 – 12 апреля 1986) родился в семье Петра Васильевича Катаева – преподавателя епархиального училища в Одессе и Евгении Ивановны Бачей – дочери генерала Ивана
Елисеевича Бачея, из полтавской мелкопоместной дворянской семьи, талантливой пианистки.
О своей семье Катаев писал с неизменной любовью и неизменной же тоской. Мать умерла, когда Вале
было всего 6 лет, едва родив ему младшего брата. Маму осиротевшим мальчикам заменила ее сестра,
тетя Лиля, которая, как предполагал Катаев, была влюблена в их отца, но отец был однолюбом
и хранил верность ушедшей жене. Папа был на работе, тетя занята крошечным Женечкой;

Валя оказался совершенно одинок. Может быть, потому он так быстро, как говорили тогда, отбился от рук.
Да и с учёбой в гимназии как-то не сложилось… А вот стихи он начал писать довольно рано
и пристраивал их в разные редакции. Это потом он познакомился с Пильским, Багрицким, Олешей
и, наконец с Буниным! Но… Первая мировая, служба в армии, ранение, Октябрьская революция,
Гражданская – много событий, много странного, непонятного, служба у белых, тиф, встречи, сомнения,
даже полгода тюрьмы… А потом будет Харьков, Москва, агитки, стихи, рассказы, новые встречи
и опять война, Великая Отечественная. И работа военкора, и новые произведения.

А потом в 1955 он стал основателем и первым главным редактором журнала «Юность», где частенько
подвергался критике, печатая произведения, отличающиеся от стереотипов «соцреализма»…
Ну, никогда не был Валентин Катаев однозначным! Но никогда не изменял себе, своему вкусу и чутью!
И, наверное, поэтому «Алмазный мой венец», вышедший в 1978 году в журнале «Новый мир»,
вызвал и огромный читательский интерес, и тут же оброс шумом возмущения, и до сих пор
окружён восхищением! Странно?
Я намеренно не называла, вернее перечислила совсем немного имён тех людей, с которыми была связана
жизнь Валентина Катаева. Потому что в «Алмазном венце» есть они все! Но скрытые под псевдонимами,
которыми их наделил автор: птицелов и эскесс, щелкунчик и ключик, Командор и синеглазый,
и многие другие, и поиски вечной весны… Книга наполнена иронией и романтизмом, воспоминаниями об Одессе, Харькове и Москве 20х годов, плавно перетекающими в яркие и живые картинки Палермо, Парижа и, ждущей
этой самой вечной весны, Англии. И много настоящей поэзии – пусть даже не совсем точной (ведь по памяти!).

Сам Катаев говорил: «Что может быть прекраснее художественной свободы?» И ещё:
«Чужую поэзию я воспринимаю как свою и делаю в ней поправки», – пояснял Катаев,
воспроизводя с ошибками даже Пушкина и оправдывая себя тем, что нужно «пропускать все явления мира,
в том числе и поэзию, через себя». Именно это смутило и задело многих и даже вызвало обвинения
в развязности, амикошонстве и даже подлости…
Когда внучка, поступившая на журфак, принесла домой разговоры о том, что Валентин Петрович
непочтителен с «классиками», он объяснил просто: «Послушай, вот твоя подружка Ленка, есть Дима,
есть Ритка… Если бы я спросил тебя про них, что бы ты рассказала? Так вот, я про своих приятелей
написал лишь самую малую толику того, что знаю…»

Совершенно не имеет смысла, да и невозможно! пересказывать сюжет этой книги. Это просто нужно читать,
в это нужно погрузиться и вкусить это. Как сказал сам автор – «Это не роман. Роман — это компот.
Я же предпочитаю есть фрукты свежими, прямо с дерева, разумеется, выплевывая косточки».
Вот и я бродила с Катаевым в поисках вечной весны вместе с литературными гениями прошлой эпохи…
Скажу одно, что после прочтения мне захотелось перечитать Мандельштама и Багрицкого, Булгакова и Олешу,
Пастернака и даже Хлебникова! которого, если по-честному, вот не понимаю, да и многих-многих других.

Наверное, потому что эта книга-поэма, богатая образами и красками, эта книга-игра и есть вечная весна".


https://stihi.ru/2019/11/11/4125