June 27th, 2020

дары, бусы, плоды, Август

Ах, эта белая сирень . . .




Терентий Травник — Белая: Стих



Ах, эта белая Сирень –
Туманной юности влеченье.
Из тени в свет, из света в тень –
Ныряю. Чую, вдохновенье

Меня подхватывает и
Несёт, несёт меня всё дальше
От каждодневной маеты
Стихописания без фальши…

Ах, сердцу милая сирень!
Сирень, что делаешь со мною?
Теперь стихами и не скрою
С утра неубранную лень,

Теперь в стихах и я неспешен,
Как этот, белый, аромат.
Поэзия, откроюсь – грешен,
Я загулял с Сиренью. Сад

Не мог я обойти цветущий
И с головой в него нырнул
С бумаг, своих вчерашних, кручи,
И сад меня не обманул.

Свою Сирень в саду я встретил –
В конце стиха открою день…
Ах, этот май! Ах, этот ветер…
Ах, эта – белая – Сирень!
изумруд, счастье

Я солнцем рождена и в солнце умираю... Я - белая сирень . . .







Тэффи — Я белая сирень: Стих


Я — белая сирень. Медлительно томят
Цветы мои, цветы серебряно-нагие.
Осыпятся одни — распустятся другие,
И землю опьянит их новый аромат!

Я — тысячи цветов в бесслитном сочетанье,
И каждый лепесток — звено одних оков.
Мой белый цвет — слиянье всех цветов,
И яды всех отрав — мое благоуханье!

Меж небом и землей, сквозная светотень,
Как пламень белый, я безогненно сгораю…
Я солнцем рождена и в солнце умираю…
Я жизни жизнь! Я — белая сирень!
дары, бусы, плоды, Август

Романтика




Терентий Травник — Романтика: Стих


Приметы времени подобны
Тому, кто в это время жил.
В воспоминаньях есть свобода!
Доверюсь волшебству чернил,

Перу и ласковой бумаге
И время уступает мне,
Как гордость уступает браге,
И тонет чопорность в вине.

Я удивлял, ты – удивлялась.
Я был с тобой всегда в крылах.
И от того всё удавалось,
Что был у крыльев тех размах.

Я был художником, поэтом,
И всякий раз дарила мне
Ты восхищенье цвета лета,
Прикосновения к весне.

Дарила зимних флейт дыханье,
Осенних горечей чаи.
Я ж называл очарованьем
Такие выдумки твои.

Когда ты, милая, грустила,
Я брал гитару и играл
С тебя, и музыка вершила
Всё за меня. Я это знал

И лишь старался не нарушить
Мерцанье лепестковых нот.
Себе ты позволяла слушать
И грусть переносилась вброд.

Сама того не зная, в замке
Жила ты, я ж бродягой был,
Играл вельможам на шарманке
И нищим выручку дарил.

Но каждый раз под скудным светом
Свечей в полночный тихий час
Я алхимические меты
Любви выращивал для нас.

Истёртый философский камень
Свинцом порою отливал,
Но выручала рода память
И дух всеведущий начал!

Играла лютня, сладко пели
Сверчки… и звёзды, вторя им,
На хладном кобальте горели
Свеченьем нам неведомым.