March 30th, 2021

листва, букет, весна

Зов сквозь года . . .




- Лизонька, просыпайся, работы у нас много - призрачный силуэт склонился над нею, знакомый и родной - матушка! Лиза открыла глаза - в комнате царила тишина. Солнце еще не встало, лишь первый свет разгонял ночную тьму. Взяв в руки матушкин блокнот, она раскрыла его, выронив закладку в виде лавандовой веточки.

- Спасибо, матушка! Я поняла. Запасы трав пополнять пора! - улыбнулась Лиза. Умывшись, она написала записку Женьке - хватит уже таинственных исчезновений.

- Ну что, Джек! Завтракай и со мной пойдешь - Лиза поставила перед собакой миску с едой и уселась на крыльцо, натягивая высокие сапоги.

Они вышли из дома, тихонько прикрыв за собою ворота, и побрели по туманной сонной улице в сторону леса.

- Вот дела, Джек. Я ведь точно не знаю даже, что собирать. Это так удивительно - будто травы нужные мне сами шепчут, а я им верю. Когда бы мне раньше такое сказали - не поверила бы, да пальцем у виска покрутила. А теперь сама вот иду ни свет, ни заря, с тобой говорю, да травы слушаю – Лиза, будто оправдывая раннюю прогулку.

Фото взято с Яндекс картинок
Фото взято с Яндекс картинок

Просыпалась природа, маня за собою в новый день, где-то раздавались трели полевых жаворонков, стрекот кузнечиков в высокой траве, обильно покрытой утренней росою. Лениво прятались, отходя от охоты ночные хищники, уступая место дневным обитателям. Мир оживал, как и многие года подряд, не нарушая своего порядка.

Корзинка Лизы была заполнена, солнце вставало и озаряло собою белый свет. Успели! Как раз, до рассвета управились! Теперь можно и домой собираться - скомандовала Лиза. Они побрели вдоль леса, пробираясь к проселочной дороге, ведущей домой. Краем глаза Лиза приметила небольшую насыпь с невысоким металлическим обелиском над нею - чуть поодаль основной тропы.

- Сюда мы с тобой еще не доходили, интересно, отчего он так одиноко стоит здесь? Идем, Джек. Посмотрим, что там написано! Лиза свернула в сторону, решительно направившись к загадочному обелиску. Его уже потрепало время - краска местами облезла, верхушку венчала красная звезда, правда, тоже уже порядком облезшая. Очевидно, за ним ухаживали какое-то время, но в последнее время он пребывал в запустении. Лиза склонилась к надписи - разобрать было тяжело. Проржавевший металл и скатанная, растрескавшаяся краска сделали свое дело.

- Ну вот. Неужели остаться тебе безымянным? - сокрушенно проговорила Лиза, укладывая к обелиску несколько ромашек.

Подул легкий, теплый ветер, словно донося до нее обрывки фраз. Помоги! Моя дочка не знает... Отыщи ее, расскажи обо мне!

Лиза удивленно одернула руку.

- Так Вы, стало быть, слышите меня. Кого мне искать? Где? Хоть подсказку какую-то дали бы. Легкий ветерок пробежался по ее волосам, рассыпаясь в лучах рассвета. Лиза вздохнула - чего и следовало ожидать... Ладно. Я, кажется, знаю, у кого справки навести! Идем к Людмиле Петровне, она учительница и старожил села, она уж точно знает!

Дома Женька, надувшись, помешивал чай, сидя на крыльце.

- Что за дела, Лизавета? Почему без меня пошла, а вдруг обидит кто? Мало у нас тут происходит? - Женя с укором глядел на супругу.

- Ладно тебе! Я не одна, я с охранником - улыбалась Лиза. Ты лучше скажи, не знаешь, кто там, у лесной дороги, покоится?

- Этого еще не хватало - вскочил Женька, округлив глаза. Напугалась? Что произошло, давай-ка говори без утайки!

- Глупости какие-то, чего его неживого бояться то, поди, лопатой не огреет. Просил дочь найти и рассказать о себе, а вот кто такой, где дочь искать и что ей рассказывать - история умалчивает. Я вот думаю, соседка то наша, Людмила Петровна, она ведь должна знать много о родном селе. Может у нее пойти спросить? Она, должно быть, встала уже?

- Давай сходим. Может и знает, а нет, так направит к знающему человеку - согласился Женя. Ты только не говори ей про ветер, про шепот. Ты просто скажи – шла-шла и нашла. Совсем с вами покоя нет - Женька шутливо ущипнул ее за бок.

Лиза рассмеялась - как скажете. Идем!

Людмила Петровна не особо удивилась столь раннему визиту - она еще утром приметила, как Лиза с Джеком поутру возвращались с лесной стороны, стало быть, неспроста.

- Что, снова Джек убегал? - встречала хозяйка гостей, отворяя калитку.

Да нет, тут другое. Я тут подумала... Вы же столько поколений выучили, все о селе нашем знаете, может, сможете помочь?

- Отчего не помочь - Людмила Петровна улыбалась, радуясь, что знания ее все еще в цене и пользуются спросом. Проходите в дом, чай пить будем.

Небольшая уютная веранда с круглым столом у окошка была залита солнечным светом. Расставив чашки, хозяйка разливала ароматный напиток гостям, попутно нахваливая уродившуюся в этом году мяту - аромат ее сильный, листья крепкие. Лиза улыбнулась и нерешительно начала разговор.

Художник Финогенова Млада "Чаепитие на веранде". Взято с Яндекс картинок
Художник Финогенова Млада "Чаепитие на веранде". Взято с Яндекс картинок

- Я сегодня до леса ходила, собирала травки да цветочки и набрела на одинокий обелиск недалеко от леса. Там вся краска облезла, надписи не читаются. Я вот и думаю, уж Вы-то знаете, кому он принадлежит? Кто покоится в том месте?

Людмила Петровна молчаливо присела за стол, вздохнула и, подвинув чашку гостье, вдруг встала из-за стола. Сейчас, погоди, принесу альбом.

Женя с Лизой переглянулись - странно, так скоро найден ответ? Удача, видимо, на нашей стороне - гордо заявил Женька.

Хозяйка, шаркая домашними тапками по полу, медленно вошла на веранду, держа в руках бумажный альбом, перетянутый выцветшей лентой. Белая некогда бумага уже обрела желтоватый оттенок, но была прочна, мужественно сопротивляясь течению времени.

- Вот, гляньте. Вот он - Людмила Петровна указала на высокого, статного мужчину в белом маскировочном халате с двумя зайцами в руках и ружьем наперевес. Пожелтевшая от времени и клея черно-белая фотокарточка с резными краями была аккуратно вклеена в альбом с припиской "Валентин Иванович с добычей". До того как муж мой на пост этот заступил, он был нашим лесничим. Мои родители дружны с ним были, хоть и в возрасте разные. Нам было по двадцать лет, когда случилась эта история. Больше пятидесяти лет прошло уж с той поры. Нам больно-то ничего не рассказывали, да только слух прошел - браконьеров гонял, вот его и прибили. Говорили, геройски пал. Там же у леса и схоронить его порешили - уж больно любил он места эти. Жена уехала в город жить, от горя не смогла отойти, мать пока жива была все ходила туда, а потом и некому стало. Вот и стоит теперь в забвении.

- Печальная история - вздохнула Лиза. А дочь его, где она теперь?

Соседка удивленно оглядела Лизавету: какая дочь? Не нажили они детей еще в ту пору. Отчего ты решила, что дочь у него была?

Лиза прикусила язычок, помня Женькин наказ. - Так, вздумалось... А жена его в город уехала, говорите? А в какой? Неужели больше сюда не приезжала ни разу?

- В райцентре она обосновалась. Говорили, мол, замуж вышла, детей родила, живет. Работала в больнице местной, должно быть, как и я теперь, на пенсии, коли жива еще. Она меня годов на десять старше была. Звали ее Раисою.

- Спасибо! Вы очень нам помогли! - Женька встал из-за стола и поторопил Лизу. Идем, дела у нас есть еще! Еще раз, спасибо!

Выйдя за ворота, Женя глянул на Лизу - неужели в город поедем? Где мы ее там искать станем?

- Уважить надо, раз уж просил... Хороший человек был! И жена его, видимо, в положении была в то время! Узнать надо, неужели самому не интересно?

- Хорошо, пусть будет по-твоему. Утро раннее, успеем туда-сюда обернуться.

В больнице хорошо знали Раису Марковну и отзывались о ней теплыми словами. Адрес дали неохотно, но говорливый Женька сумел убедить персонал в их родстве.

Им открыла старенькая, улыбчивая женщина. Кто таковы будете?

- Теть Рая, мы с деревни. Нам поговорить надо, Вы только нас сразу не выгоняйте - нас Валентин Иванович просил...

Женщина побелела, застыв в дверях. В ее глазах читался и страх и возмущение, вперемешку с теплыми воспоминаниями и надеждой.

- Моя жена, она эта, как говорят, знахарка местная. Набрела на его могилку у леса, он и попросил найти его дочь, сказать ей о себе - не унимался Женька.

В дверях показалась еще одна пожилая женщина - мама, о чем это они? Гони-ка их в шею!

- Погоди ругаться, Наташенька, милая. Идемте в дом. Стало быть, воля его такова, правду сказать я должна, прежде чем в мире том с ним встретиться.

Рассказ был тяжелым. Раиса плакала, утирая слезы сморщенными пальцами. Наталья слушала в недоумении, молчала, не смея перебить.

- Доченька, папка твой не тот... Настоящий отец твой в землице покоится... Поезжай, поклонись ему, успокой его душеньку, да и мою тоже - прости!

Лиза с Женькой охотно проводили Наталью. Стоя у одинокого обелиска, она вдыхала лесной воздух, будто пытаясь уловить ту стихию, что так любил ее отец.

- Мой отец, тот, что вырастил нас, не больно путевым был. Мне пять было, братику три всего, когда он загулял да мать стал обижать. А после и вовсе сгинул. Я ведь так и жила всю жизнь, ненавидя отца. А у меня, оказывается, папка другой был. Хороший, незнакомый. Мать как лучше хотела, наверное. А мне, может, проще было бы жить, зная, что отец мой герой, а не гуляка? Наташа заплакала, положив на заросший холмик смятые от волнения ромашки...

Легкий ветерок обнимал ее, смахивая слезинки...

Лиза улыбнулась - теперь все будет хорошо, примиритесь с собой и с мамой. Жизнь продолжается!

  https://zen.yandex.ru/media/id/5def53c0a3f6e400b231d531/zov-skvoz-goda-603fab52afc00e4c6543d53a

Спасибо за

Начало тут :)