mariel_98 (mariel_98) wrote,
mariel_98
mariel_98

Categories:

И в горе и в радости .



Картина    Е.Г.  Шпицыной 


Сквозь редкий лес поблескивал куполами храм. Его белые стены не могли скрыть даже стволы деревьев,
а небольшой холм, на котором он стоял, как будто приподнимал его над всей округой. Послышался
колокольный звон, Иван Прохорович дал сигнал кучеру и бричка остановилась.
Перекрестившись, поехали дальше.

Оставив чиновничью службу, Иван Прохорович возвращался в родное поместье, оставшееся от родителей.
Мила ему была русская природа, простор и воздух, и небеса, голубизной плескавшие на землю.
Иван Прохорович всегда скучал по родным местам, и, наконец, решившись оставить службу, ехал на родину,
чтобы заняться земледелием. А еще подумывал, что здесь уж точно женится.

Дом был небольшой, но добротный, в котором сохранилось все убранство. Иван Прохорович заметил
запылившиеся столы и книжные шкафы. Уже к обеду явились к нему две женщины из ближайшей деревни,
которую можно было увидеть из окна дома, - видно прознавшие, что в доме появился хозяин.
Одна – постарше, другая молодая совсем, кареглазая, с длинной темной косой, с такой осанкой,
что и барышни из дворянских семей могли бы позавидовать.

Иван Прохорович, тридцатилетний мужчина, с небольшой русой бородой и умным взглядом, залюбовался
молодой крестьянкой. А она и бровью не повела, увидев внимание хозяина. – Может постирать чего?
– Спросила девушка. – Так вы скажите, мы с матушкой все сделаем.

- Да уж и неловко мне, что столько работы тебе досталось. Зовут-то тебя как?

- Катерина, - ответила она, нисколько не смутившись.

- Спасибо, Катя, руки твои мне жаль, найдется, кому постирать, - и он щедро расплатился с женщинами.

Кареглазая смуглая девушка не выходила из ума. Иван Прохорович, закинув руки за спину, ходил
по просторному залу, вспоминая смуглянку. И на другой день поехал искать встречи с ней.

Расспросив жителей, нашел домик Лукерьи, которая приходила с дочерью убирать барские комнаты.
– Никак еще прибраться надобно? – Катерина, увидев Ивана Прохоровича, вопросительно смотрела на него.
– Так мы всегда рады, вы только извольте попросить: и постираем, и приберем, да и на кухне могу…
А если прислуга надобна, по совести служить будем.

- Прислугу, Катенька, я найду. Только хочу, чтобы не ты служила, а тебе служили. Садись в бричку,
прокатимся до леска, сказать мне тебе надо важное что-то. Или боишься со мной ехать?

Катерина, подхватив юбку, села в бричку. – Это вам, Иван Прохорович бояться надо, увидит кто из ваших
соседей богатых, так вас сразу и осудят, что с простолюдинкой катаетесь.

- Не те времена, Катенька, чтобы обращать на пересуды внимание, девятнадцатый век на исходе.
Да и не указ мне они.

Он остановился у перелеска, вышел из брички, хотел помочь девушке, но она ловко спрыгнула сама,
откинув назад косу.

- Ну, так сказывайте, что за дело такое у вас ко мне.

Иван Прохорович сломил тонкий прутик и, разглядывал его; вроде и неробкого десятка, а начать разговор
никак не мог. – Понимаю, Катя, что проехаться со мной – это уже навлечь на себя осуждение, не говоря
уж о том, чтобы пройтись на глаза у всех с тобой. Не хочу тебя компрометировать, а видеть тебя хочу
каждый день. Ты вот о прислуге говорила, только не хочу тебя брать в прислуги…
А вот если бы замуж ты за меня пошла…

- Вы Иван Прохорович посмеяться решили над бедной девушкой.

– Не думай, Катя, шутить или насмехаться, и в мыслях не было, я ведь женат до сих пор не был, а все хотел
девушку по сердцу найти, и мне все одно, какого она сословия. А чтобы узнала ты меня получше, приходи
в выходной в гости с матушкой, чтобы лишних разговоров не было. Дом у меня, хоть и небольшой,
но крепкий, будешь в нем хозяйкой, если пожелаешь. Я землицу свою обрабатывать стану,
работников найму, заживем  душа  в   душу .

Иван Прохорович дотронулся до руки девушки: - Мне ведь, Катюша, много и не надо, лишь бы тебя видеть
женой законной. Ответ сию минуту не прошу, ты подумай, матушке Лукерье Макаровне скажи.
И знай, я никогда не обижу.

- Иван Прохорович, я ваши мысли еще у вас в усадьбе прочитала, догадывалась, на какой разговор
вы меня позвали. Только скажу я вам сразу: не пойду я за вас. Уж не обессудьте, и не спрашивайте, почему.

Иван Прохорович заглянул в лицо Катерине: - Только не спеши, голубушка, Екатерина Игнатьевна.
Так часто бывает: сначала не люб, а потом сердце твое откроется, и прилетишь ты ко мне, голубка моя.

_________________________________

Лукерья, держась за стол, медленно опустилась перед иконой: - Это же за что нам радость такая, неужто
дочка моя барыней будет жить. – Она долго и усердно молилась, потом с усилием поднялась и обратилась
к дочери: - Коли не пойдешь за Ивана Прохоровича, разговаривать с тобой не стану, живи, как знаешь,
потому как лучшей доли тебе не сыскать. Сколь живу, не слышала, чтобы барин простолюдинку венчаться звал.

- Зря я вам, матушка, сказала, ухватились вы, как за соломинку. Не люб он мне, хоть и богат, и образован.

- И ты грамотой владеешь, в церковно-приходскую ходила. Умна ты у меня, и хороша собой, сколько уж
молодцев глаза «сломали» на тебя смотреть.

- Один мне только люб…

- Молчи! И слышать не хочу про Фильку! Задурил он тебе голову и рыщет аж в соседней губернии,
того и  гляди  разбоем промышлять будет. Где он теперь?

О Филимоне в округе худая слава шла. И вроде не жаловался народ, но и похвалить не за что было.
То доходили слухи, что с конокрадами связался, то пропадал на несколько месяцев,
и поговаривали, не чист на руку.

И только Катерина не допускала о нем худого слова. И впрямь бравый молодец, могуч, силен и красив.
Среди всех девчат выбрал Катерину, кареглазую красавицу.

______________________________

День выдался ясный, и Иван Прохорович посчитал это добрым знаком, поехав знакомой дорогой
к дому Лукерьи .Во дворе, подоткнув сарафан, девчонка со светлорусой косой, немного чумазая, кормила кур,
скучившихся  возле нее: - цыпа-цыпа-цыпа, - звала она.

- Дома хозяева? – Окликнул Иван Прохорович.

- Ой! – Деревянная чашка выпала из рук девчонки, она испуганно разглядывала мужчину, одетого
добротно и модно. Представить, что барин, которого только издали можно было увидеть, вошел к ним,
она и во сне не могла.

- Дома, дома, проходите, милости просим, - поклонившись, попятилась назад. Потом вспомнила
про свой чумазый вид, и, покраснев, кинулась к крохотной сараюшке.

Лукерья, всплеснув руками, вышла навстречу, уже догадываясь, о чем пришел просить
молодой хозяин усадьбы.

____________________________

Через месяц Катерина дала согласие обвенчаться с Иваном Прохоровичем. Тихо сидела по вечерам,
вышивая и складывая в сундук приданое. – Мы хоть и не ровня ему, а все же не с пустыми руками
к мужу придешь, барыней заживешь.

Катя слушала, поглядывала в окно, словно поджидая кого. А когда до венчания оставалось всего три дня,
объявился Филимон. Пыль из-под копыт его коня серой мглой оставалась позади, а сам он, вцепившись
в поводья, пригнувшись, был похож на огромную птицу, летевшую низко над землей.

- Женюсь на тебе, чаровница моя, откажи барину, скучно тебе с ним будет, - Филимон сжал Катерину,
которая сказать ничего не могла, только смотрела на него словно в забытьи, - уж так он люб ей было.

- Когда же, Филимонушка, я уж не чаяла свидеться с тобой.

Лукерья тихо плакала, не в силах ничего изменить, Катерина наотрез отказалась идти
за Ивана Прохоровича.

Новость подкосила его, все добрые помыслы, все его планы рухнули в одночасье, пустота окружила его,
как будто дали ему подержать птицу в руки, а она упорхнула, и теперь где-то далеко от него.

Неделю он ни с кем не разговаривал, даже дела забросил, которым хозяйский догляд нужен.
Деньги, потраченные на новое дело, не окупились, и вскоре особняк содержать было не на что.
Иван Прохорович слонялся по пустым комнатам, в которых и мебели почти не осталось, часть была
распродана, а дом уже заложен, и не понимал, где же он сделал упущение. Была надежда на один банк,
но только когда это будет…

Он перебрался во флигель, распустив немногочисленную прислугу, и уже подумывал, чтобы продать дом
и укатить в город, ругая себя за неумелое ведение хозяйства. Выйдя субботним утром из флигеля,
увидел рядом с усадьбой Катерину.

- Помилуй, Иван Прохорович, не гони, выслушай. Негоже так поступать с тобой, виновата, прости меня
ради Христа. Сердце мое как в плену было, поторопилась я отказать тебе по глупости своей.
Прости, если сможешь, и если душа твоя ко мне не очерствела, с радостью пойду за тебя.

Иван Прохорович улыбнулся смиренно. – Зря ты у дома стоишь, Катя, не могу я тебя туда пригласить,
пусто там. Живу я теперь в этом маленьком флигеле, а дом скоро не мой будет. Нечего мне тебе предложить,
нет у меня теперь денег, плохой я хозяин оказался, даже подарок тебе не на что купить.

Катерина кинулась к нему, в глазах карих блеснула радость: - Так может оно и лучше, может и сравняемся мы,
мне ведь твое богатство ни к чему. Коли в лачуге будешь жить, все одно согласна.

- А как же друг твой сердечный?

- Нет никакого друга, был да уехал, забудь его, как я забыла.

- Нет, Катя, не могу я тебя в жены взять…

- Не простил, значит, - блеск в Катиных глазах исчез, - когда за богатого тебя согласна была выйти,
верил мне. А сейчас, когда беден ты, отказываешь. И поделом мне. Принимаю твой отказ.

Иван Прохорович взял ее за руку: - Да не отказываю я тебе, а на волю отпускаю, и простил я давно.
Вольная ты птица, держать тебя не хочу.

- А как же в горе и радости? Худо тебе сейчас, так я рядом буду, в глаза твои буду смотреть,
прислугой тебе буду.

- Права ты, Катя, жить должны супруги и в горе, и в радости. Но от радости со мной ты отказалась,
а горя я тебе не желаю. Да и не прислуга мне нужна, а жена любящая.. Я ведь знаю, не по любви
ты ко мне пришла, а по совести, - вину чувствуешь за собой. Не вини себя, сердце свое слушай.

- И на том спасибо, - Катерина поклонилась, - может и прав ты, Иван Прохорович.

________________________

Лукерья выглядывала в окно, поджидая дочь. – Чуяло мое сердце, что не вернуть ничего,
- увидев понурую Катерину, воскликнула она. – А все он, Филька, уж который месяц пошел, а его все нет.

- Если бы вы, матушка разрешили мне тогда за Филимона выйти, не было бы этого позора.
Отказал мне Иван Прохорович, да и хорошо, что отказал.

Татьяна Викторова

ссылка на продолжение:

https://zen.yandex.ru/media/id/5a69bfa8f4a0dde70ba3e734/duniasha-i-v-gore-i-v-radosti-chast-2-5faad53412611310850da684


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments