mariel_98 (mariel_98) wrote,
mariel_98
mariel_98

Антология Анна Ахматова



http://mknizhnik.livejournal.com/51241.html


Анна Ахматова
(1889-1966)
Ахматова – самый большой русский поэт, живший в городе и писавший о нем.
Ее пребывание в Ташкенте длилось без малого два с половиной года. Здесь она писала «Поэму без героя», здесь она написала строки, ставшие символом эпохи: «Мы знаем, что ныне лежит на весах», здесь у нее после долгого перерыва вышла книжка, здесь ей не дали умереть от тифа.
Пребывание Ахматовой в городе оставило за собой шлейф преданий, слухов, сплетен на десятилетия вперед.
Один такой отсвет попал и в мою «Записную книгу».
_._

Дед моего друга Жорика, Александр Львович Каценович был профессором-инфекционистом. Он умер, когда Жорику еще не было и года. Бабушку Жорика звали Хавер-ханум, она была дочерью богатого нефтепромышленника. Хавер-ханум прожила долгую жизнь и много помнила. Я знал ее старухой. Иногда мы разговаривали в просторном, спокойном, обреченном профессорском доме. Какие тени вставали в ее рассказах!
Ноябрьским темным утром 42 года Александр Львович шел институтским парком в свою клинику. Оглядев ее снаружи хозяйским глазом, он увидел, что большой, круглый, явно посторонний предмет заслоняет свет лампочки в одной из палат второго этажа. Инфекционная клиника требует строгого режима, заразные болезни легко распространяются. На втором этаже творился беспорядок. Рассерженный профессор поднялся на второй этаж. В тифозном боксе, у постели коротко остриженной, измученной тифом Ахматовой сидела Раневская в огромной черной шляпе.
Эта история порастеряла, пока шла ко мне, диалоги и движение, осталась лишь картинка: тифозная палата, выжившая Ахматова, Раневская в большой несуразной шляпе, возмущенный профессор в дверях, Жорика дед.
_._


Белый дом на улице Жуковской простоял до землетрясения (ташкентцам нет нужды добавлять «66-го года», землетрясение без уточнений, с определенным артиклем, было одно). Потом на его месте построили жилой дом в несколько этажей, внизу которого был магазин медицинской книги. Мы регулярно забредали туда после занятий и видели небольшую мраморную доску у входа, что «на этом месте стоял дом, в котором в годы войны…». Война тогда тоже была с определённым артиклем. Потом в результате всех социально-политических катаклизмов место медицинской книги занял турецкий бутик, в неистовом дизайне которого, доске места не нашлось. Теперь краеведы и знатоки показывают место, где висела доска, сообщавшая о том, что на
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments