Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Матрёшка да расписная ложка . . .

 

 


Матрёшка да расписная ложка

Вечером раскрашивали дедовы изделия. Дело было весёлое! В глиняных плошках
дед развёл приготовленные по своим рецептам густые краски, достал бутылку
светлого лака. Рисовать уселись все. Бабушка и Катя взялись расписывать цветами
фартуки матрёшкам, дед тоненьким пером обводил рисунок. А Петька выпросил
себе на пробу одну корявую матрёшку.



— Раньше, — рассказывал дед, — мы больше по крупной части промышляли.
Бочки там, по плотницкой линии чего… А посуду как вывезем на ярмонку, так пока
староверы свою не привезут — покупают, а как они со своим товаром приедут,
так на нас никто не глядит! Словно нас и на ярмонке нету.
Они, вишь, золотую посуду делали…









— Как золотую? — подскочил Петька. — А где они золото брали?

— Да не из золота! Деревянную! Только они её так расписывали да закаливали
сколько раз в печи, в жару, да ещё как-то… Она золотой и гляделась.
Ну-ка погоди, гдей-то у меня ложечка сохранилась…

Дед полез в сундук. Достал оттуда шинель, будёновку, какие-то свёртки, пачку книжек.

— Вот! — Он развернул тряпицу и достал небольшую красивой формы ложку.
— Это мне наш артельный подарил, когда я первый самостоятельный заказ сделал.
Мастером, значит, когда меня признали.

Ложка действительно сияла золотом, а по золоту расцветал диковинный
аленький цветочек с чёрными листьями и стеблем. Он был такого глубокого цвета,
словно в ложку положили пылающий уголёк. Тонкий черенок завершался
головою голубя, который поправлял у себя на груди перышки.

— Не клади её на стол-то рядом с нашим ремеслом, — сказал дед, передавая ложку,
— а то вовсе рисовать расхочется. Пятнадцать годов я этой ложкой ел, а она, вишь,
цвета не потеряла…

Дед пригорюнился.

— Вот ведь мог научиться! Не скрывали они от меня секретов своих.
А теперь — поди, кто расскажет… Нет староверов, погибли и мастерство своё
с собой унесли!

И Петька вспомнил, как горевал реставратор, когда говорил об утраченном,
забытом мастерстве.






                                         



         https://rbook.me/book/19178586/read/page/41/

Неслышной поступью уходит лето . . .




Уходит лето...


Саенко Маргарита

Уходит лето в призрачную даль,
И желтый лист махнет ему вдогонку,
Наполнит воздух легкая печаль -
Уходит лето в дальнюю сторонку.

Уходит лето гордо, не спеша,
Лаская взглядом милые пейзажи,
Заплачет горько нежная душа –
Уходит лето, не простившись даже.

Уходит лето, словно в первый раз,
С тревожной грустью смотрит неба просинь,
Танцует ветер с облаками вальс,
Уходит лето, на пороге - осень.
_________________






















Астры

Астры лиловые, желтые, красные...
Звезды земные, такие привычные.
Астры простые, махровые... Разные.
Многообразием своим необычные.

Возле домишек от старости клонится
Низкий штакетник, побеленный грозами,
А в палисадниках - издавна, помнится -
Астры в созвездиях палевых, розовых.

День промелькнет незнакомыми лицами.
Падает солнце антоновкой спелою.
В сумерках вспыхнут последней зарницею
Синие астры, бордовые, белые...

Пестрая осень живет карнавалами,
Лето, продляя в недели ненастные,
Яркими днями и красками балуя -
Астры лиловые, желтые, красные...

Еловикова Диана
_________________






Август

Прохлада лета осенью запахла
И августа листок уж желтизной блестит,
Но сердца ритм, Луною возбужденный,
Всё также радостью стучит.

Пейзажи города слегка поблекли
И сочность красок неба унеслась,
Но хочется, чтоб чувства летом жили
И расцветала в сердце благодать.

Но время есть и август только начал
Нас утешать прощаньем с чудною порой,
Когда сверчок поет о бархатистой ночи
И свет Луны сливается с мечтой.

Родин Игорь Николаевич
________________________





Неслышной поступью уходит лето,
Смыкает август вечные врата,
И, словно позолота, яркость цвета
Тускнеет, исчезая без следа.

В объятиях холодного тумана
Печально дремлют сизые леса.
И не тревожат больше утром рано
Умолкнувшие птичьи голоса.

Мелодию прощального сонета
Хранят в себе лишь поздние цветы,
В их лепестках таится искра лета,
Мерцая ореолом красоты.

Так незаметно ускользает лето,
Встревожив душу сладостным вином,
Но аромат цветов, теплом согретых,
Я унесу с собой в осенний сон...

Виктория Филькова


https://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?start=975&t=16098
дары, бусы, плоды, Август

Последняя хозяйка усадьбы Горки . . .

В 1909 году на станции Герасимово Павелецкой железной дороги продавалась
старинная усадьба Горки . . .










Музей-заповедник «Горки ленинские» Музей-заповедник «Горки ленинские»


В 1909 году на станции Герасимово Павелецкой железной дороги продавалась
старинная усадьба Горки: двести десятин земли, липовый парк и барский дом, расположенный
на высоком берегу реки Пахры. Однако владельцы заломили такую цену, что покупателя долго
не находилось: не получив скидки, интересующиеся уезжали ни с чем.
И только генеральша Рейнбот, более известная в обществе как Зинаида Григорьевна Морозова, выложила требуемую сумму не торгуясь...

Кузнецкий Мост, как всегда, гудел. Зинаида Григорьевна вышла из магазина Дациаро,
где приобрела несколько гравюр для своей коллекции. Витрины, модные лавки, уличная суета утомили, и она решила передохнуть в кофейне Сиу. Какой-то высокий мужчина с навощенными усами,
в пенсне с золотой оправой придержал перед ней дверь. Она мельком взглянула из-под шляпы и признала в галантном господине московского градоначальника Анатолия Анатольевича Рейнбота.
На другой день он прислал букет роз. Она отправила открытку с благодарностью.
Завязалась переписка...

Прошло два года с того рокового дня, когда Зинаида Григорьевна услышала выстрел
и обнаружила мужа, крупнейшего ситцевого фабриканта и мецената Савву Тимофеевича Морозова,
в гостиничном номере в Каннах с простреленной грудью. В самоубийство она не поверила:
через распахнутое окно отчетливо видела убегающего человека и к тому же слишком хорошо
знала его друзей-революционеров с Леонидом Красиным во главе. Но женщину никто не слушал
— ни французская полиция, ни родственники мужа.

Новым владельцем роскошного дома Зинаиды Григорьевны стал купец-миллионщик,
известный меценат и коллекционер Михаил Рябушинский © A.Savin.

WikiCommons/https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Moscow_SpiridonovkaStreet_Morozova_Palace_01-2017.jpg


После гибели Саввы она унаследовала огромные капиталы: заводы в Пермской губернии,
паи Товарищества Никольской мануфактуры и Трехгорного пивоваренного завода,
акции Черноморско-Дунайского пароходства — и умело ими распоряжалась.

Смерть мужа Зинаида переживала тяжело, в своем замке на Спиридоновке практически никого,
кроме близких друзей, не принимала, не бывала на светских раутах и лишь изредка появлялась
на премьерах в Художественном театре. Однако следовало жить дальше: у нее ведь четверо детей
— Тимофей, Мария, Елена и Саввушка. Младшему сыну было всего два года, когда не стало отца.

Случайная встреча с молодцеватым генералом почему-то взволновала. Впервые после двух лет затворничества ей захотелось выйти в свет. Она приняла ухаживания. Кадровый военный
и потомственный дворянин Анатолий Рейнбот имел положение при дворе.

Седьмого августа 1907 года московский градоначальник обвенчался с богатой вдовой.
Церемония проходила тайно в Николаевской церкви села Лысцева Тульской губернии
— жених состоял в свите императора и не спросил высочайшего согласия на брак.
Только после венчания он обратился с ходатайством к императору о прощении и получил заверение, что его поступок последствий иметь не будет.


Продолжение см. по ссылке :
https://yandex.ru/turbo/s/7days.ru/caravan/2020/7/poslednyaya-khozyayka-usadby-gorki.htm

Немного об истории усадьбы :
https://m-gorki.livejournal.com/7064.html
дары, бусы, плоды, Август

Так нежно небо зацвело , а майский день уж тихо тает . . .



Ермолаев Е. П.




Артамонов В. А.



Иннокентий Анненский

Май


Так нежно небо зацвело,
А майский день уж тихо тает,
И только тусклое стекло
Пожаром запада блистает.

К нему прильнув из полутьмы,
В минутном млеет позлащеньи
Тот мир, которым были мы…
Иль будем, в вечном превращеньи?

И разлучить не можешь глаз
Ты с пыльно-зыбкой позолотой,
Но в гамму вечера влилась
Она тоскующею нотой

Над миром, что, златим огнем,
Сейчас умрет, не понимая,
Что счастье искрилось не в нем,
А в золотом обмане мая,..

Что безвозвратно синева,
Его златившая, поблекла…
Что только зарево едва
Коробит розовые стекла

Армагеддон (Сергей Зернов 2) / Стихи.ру




Армагеддон


Неважно, кто и как тому виною,
Но день придёт, предсказанный не мною,
День искупленья, или день расплаты,
Наденут каски хмурые солдаты.

Из сейфов вынут важные бумаги,
Взревут моторы, затрепещут флаги,
И встанет обречённая Земля
В прицеле боевого корабля.

Расправит крылья смерть в своих ангарах,
Не пожалеет молодых и старых.
А где-то спят, или готовят ужин,
Который будет им уже не нужен.

Разрежет воздух нудный вой сирены,
Набухнут страхом и сердца, и вены.
И мысль одна обезобразит лица,
И будут все своим богам молится.

В тот самый день, предсказанный не мною,
По континентам смерть пойдёт волною.
В последней вспышке неживого света
Умрёт, людьми убитая, планета.

https://www.stihi.ru/2017/02/05/3453

Гибель Помпеи - малоизвестные факты о трагедии древнего города

Гибель Помпеи – малоизвестные факты о трагедии древнего города



Destruction_of_Pompeii

24 августа 79 года произошло извержение Везувия. Оно было настолько сильным,
что полностью уничтожило три города. Помпеи, Геркуланум и Стабии просто исчезли с лица Земли.
Многие жители погибли в жестоких мучениях, а их дома оказались погребенными под многометровым
слоем камней и вулканического пепла.

Считается, что история гибели Помпеи хорошо известна. Там постоянно ведутся археологические раскопки. Сохранились и свидетельства очевидцев. Тот же Плиний описал все очень подробно.
Тем не менее, многое в этой трагедии остается непонятным, и постоянно всплывают новые факты:

Жители Помпеи знали, что может быть извержение





Предвестником трагедии стало сильнейшее землетрясение, которое произошло в 62 году.
В городе тогда практически не осталось неповрежденных зданий, некоторые были полностью разрушены.
А за день до извержения 79 года была сразу серия подземных толчков.
Конечно, жители Помпеи не понимали, что это связано с вулканом. Зато они верили: земля трясется
из-за тяжелой поступи гигантов, которые предупреждают, что людям грозит гибель.

Незадолго до извержения температура воды в Неаполитанском заливе резко повысилась,
а кое-где дошла до точки кипения. Все ручьи и колодцы на склонах Везувия пересохли.
Из недр горы стали доноситься жуткие звуки, напоминающие протяжный стон.
Вот интересно, гул земли, который в последние годы слышится по всей планете ,
тоже предвещает гибель тысяч людей?

Большинство жителей успели покинуть город





На улицах Помпеи погибла примерно десятая часть населения – около 2 тысяч человек.
Остальным, возможно, удалось бежать. Значит, катастрофа не застала людей врасплох.
Это ясно из писем Плиния. Правда, останки погибших были найдены и за пределами города,
так что точного числа погибших никто не знает. По некоторым данным, общее количество
жертв извержения в Помпеях, Геркулануме и Стабии составляет 16 тысяч человек.

Люди бежали к гавани, рассчитывая покинуть опасную территорию по морю.
Во время раскопок на побережье было обнаружено множество останков. Видимо, корабли не смогли
или не успели принять всех желающих. А те, кто остались, надеялись отсидеться в глухих погребах
или закрытых помещениях. Потом, правда, попытались выйти, но было уже поздно.

Как погибли Помпеи на самом деле




Кто-то считает, что люди сгорели заживо в потоках раскаленной лавы, а город охватило пламя.
На самом деле все было не так. Везувий тогда практически не извергал лаву.
А если где и возникали пожары, то только случайно. Это известно из писем Плиния.



Сначала из кратера поднялся серо-черный столб дыма и пепла. Потом вулкан начал выбрасывать
более крупные обломки. Раскаленное облако достигало 33 километров в высоту.
Энергия Везувия многократно превосходила ту, что выделилась при атомном взрыве над Хиросимой.
Люди в панике метались по улицам, но быстро выбивались из сил, падали и в отчаянии
закрывали головы руками.





На город хлынули разрушительные гидротермальные пирокластические потоки.
Их температура доходила до 700 °C. Они несли страх и гибель. Горячая вода смешивалась с пеплом,
и образовавшаяся масса облепляла все, что оказывалось у нее на пути. Начался камнепад.
Все это продолжалось 18-20 часов. Вулкан извергал огромное количество камней и шлаков.





Дышать было трудно, тяжелая черная пелена висела в воздухе. Люди боролись за свои жизни,
пытались спастись от неминуемой гибели, найти безопасные участки. Потом падали без сил,
и их быстро засыпало пеплом. Они задыхались и умирали в жестокой агонии. Искаженные лица,
открытые в безмолвном крике рты, конвульсивно сжатые руки, сведенные пальцы…
Именно так погибло большинство горожан


https://ne-facto.ru/katastrofy-kataklizmy/gibel-pompei-maloizvestnye-fakty-o-tragedii-drevnego-goroda?_utl_t=ok
дары, бусы, плоды, Август

(no subject)











Лето. Родина… Скромная, но берущая за душу красота. Её и не приметишь иной раз сразу.
А приглядишься и ахнешь: до чего же прекрасна земля наша!
И разглядишь неброскую, но чистую красу её! Прав был Тютчев, когда писал, что русскую землю
сам Спаситель исходил вдоль и поперёк, сгинаясь под тяжестью креста.
Оттого-то и судьба у нашей земли такая - крёстная. Но благодатная тишь её природы создана для того,
чтобы исцелять усталые души. Вот, он необъятный простор, невидимый в городах!

Поле зелёное с вкраплениями белых, жёлтых розовых цветов… На горизонте - лес.
Как стена возвышается он, отгораживая землю от небес! А в небесах чувствуется что-то предгрозовое.
Гонит ветер отары косматых туч своих, заслоняя ими чистое лазоревое небо.
А тучи переливаются разнообразием цветов: серые, синие, оранжевые, сиреневые, лиловые,
а в глубине - белоснежные вкрапления нежных, как взбитые сливки, облаков!

А через всё поле, к лесу, а оттуда, быть может, к самим небесам тянется дорога, разбитая,
но дорогая тем, что, идя по ней, чувствуешь под ногами живую, родную, дышащую землю,
а не мёртвый асфальт, к которому привыкли наши ноги. Куда ведёт эта дорога? Где кончается она?
Нет ответа… О, бесконечные русские дороги! Где конец вам и где начало?
Взять бы и пойти хотя бы по одной, той, что на этой картине, и идти, не сворачивая,
не боясь дождей и ветров, до конца, чтобы узнать чем оканчивается она!
Кто знает: быть может, в конце пути ждёт нас счастье наше. Надо только дойти до него и взять,
чтобы достало сил и воли на этот неровный, в колеях и колдобинах, путь…











https://ok.ru/profile/531636266812/statuses/69929585295420
дары, бусы, плоды, Август

Легенды о деревьях




ВЕРБА


Верба считалась у славян священным деревом, символом непрерывности и постоянства жизни. Именно верба символизирует древнеславянского языческого бога Ярилу. До наших дней сохранился обычай раз в год в ночь на Ивана Купалу в честь бога солнца украшать цветами вербу, жечь возле нее костры. По окончании праздника ветки ивы сажали во дворах.

Верба также символизирует быстрый pост, здоровье, жизненную силу, плодородие. По поверьям, молодая освященная в Вербное воскресенье, вербочка защищает от стихийных бедствий, и от болезней.. Kак символ роста вербы упоминается в молитвах и благопожеланиях. Древние славяне верили, что верба, брошенная против ветра, погоняет бypю, брошенная в огонь - yсмиpяет его, а посаженная в поле - оберегает посевы, что выброшенные на двоp ветки - останавливают град.. Вербе приписывалась также сила охранять дома от пожаров, нивы- от града, останавливать бурю, обнаруживать клады и т. д.

Во время грозы освященную вербу вынимали из-за божницы и ставили на подоконник – верили, что это спасет от попадания молнии. Целительным средством освященная верба считалась y всех славян. Ею окypивали, pастеpтyю в порошок пили (с можжевельником), прикладывали в примочках.

Известны песенные фольклорные тексты, связывающие веpбy с Солнцем и Hебом. В славянских верованиях верба оказывается причастной к сфере чудесного. Известны старинные сказания о чудесной дудочке, котоpyю можно сделать из вербы, pастyщей в самой глубине леса, там, где ее не касался солнечный лyч, и где она никогда не слышала петушиного крика, ни шума бегущей воды. С помощью такой дудочки можно развеселить загpyстившего человека, заставить танцевать того, кто никогда этого не делал, можно привлечь себе в yльи диких пчел.

Приготовление вербных веток в городах было особым обрядом. Накануне Вербного воскресенья в старину россияне, отправлялись ломать вербу на берега близко протекающих рек.

Славяне верили, что веточки вербы сулили добро и счастье. Женщины вкалывали в волосы веточки ивы, которые с верой что они защищают их и придавали остроту зрению.

http://vsegda.moy.su/publ/mify_legendy_skazanija/legendy_o_derevjakh/8-1-0-179

ВЕРБА : https://www.liveinternet.ru/users/3934260/post356742195/




ВЕРБА : ЛЕГЕДЫ И ПОВЕРЬЯ

https://myphs.jimdo.com/2013/07/22/%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0/
дары, бусы, плоды, Август

Краткое содержание романа " Семья Тибо "

В школьные годы по совету одной из своих подруг прочитала книгу :
" Семья Тибо", которая мне очень понравилась...
Сама не знаю почему вдруг вспомнила о ней , но кое что из событий
романа уже забылось... Решила посмотреть краткое содержание
этого романа... Оказалось, что есть и фильм , который я пропустила ...


1881–1958

Семья Тибо

фр. Roger Martin du Gard. Les Thibault · 1939
Роже Мартен дю Гар - французский писатель

Краткое содержание романа

читается за 8 минут

Начало XX в. Нежная дружба связывает двух одноклассников —
Жака Тибо и Даниэля де Фонтанена. Открытие одним из учителей переписки
между мальчиками приводит к трагедии. Оскорблённый в лучших чувствах
своими школьными наставниками, которые грубо овладели его заветной
«серой тетрадью» и гнусно истолковали дружбу с Даниэлем,
Жак вместе с другом решает бежать из дома.
В Марселе они тщетно пытаются сесть на корабль, затем решают
добраться до Тулона пешком, но их задерживают и отправляют домой.

Отъезд Даниэля потряс его маленькую сестру Женни, и она тяжело заболевает.
Жером де Фонтанен, отец Даниэля и Женни, ушёл из семьи и появляется
там крайне редко. Госпожа де Фонтанен, женщина умная, полная благородства
и самоотверженности, вынуждена постоянно лгать детям,
объясняя отсутствие отца. Выздоровление Женни и возвращение Даниэля
вернули счастье в дом.

Иначе обстоят дела в семье Тибо. Жак ненавидит и боится своего отца
— старого деспота, эгоистичного и жестокого.
Отец обращается с младшим сыном как с преступником.
Успехи же старшего сына Антуана — студента-медика — льстят его честолюбию.
Он решает отправить Жака в Круи, в основанную им исправительную колонию
для мальчиков. Антуан возмущён жестокостью отца, но ему не удаётся
уговорить его отменить своё решение.

Проходит несколько месяцев. Антуана беспокоит судьба Жака.
Без ведома отца он отправляется в Круи и проводит расследование
в исправительной колонии. При внешнем благополучии все, что он там видит,
и в первую очередь сам Жак, вызывает в нем неясное чувство тревоги.
Этот бунтарь стал слишком воспитанным, послушным, безразличным.

Во время прогулки Антуан пытается завоевать доверие младшего брата,
и хотя Жак вначале отмалчивается, но, позже, рыдая, рассказывает все
— о полном одиночестве, о постоянной слежке, об абсолютной праздности,
от чего он тупеет и деградирует. Он ни на что не жалуется и никого
не обвиняет. Но Антуан начинает понимать, что несчастный ребёнок
живёт в постоянном страхе. Теперь Жак даже не стремится убежать, тем более вернуться домой: здесь он по крайней мере свободен от семьи.
Единственное, чего он хочет, — чтобы его оставили в том состоянии
безразличия, в которое он впал. Вернувшись в Париж, Антуан бурно объясняется
с отцом, требует отмены наказания. Господин Тибо остаётся неумолим.
Аббат Векар, духовник старшего Тибо, добивается освобождения Жака,
только пригрозив старику муками ада.

Жак поселяется у старшего брата, уже получившего диплом врача,
В маленькой квартире на первом этаже отцовского дома. Он возобновляет
отношения с Даниэлем. Антуан, считая, что запрет на дружбу,
наложенный их отцом, несправедлив и нелеп, сам сопровождает его к Фонтаненам. Женни Жак не нравится — безоговорочно и с первого взгляда.
Она не может простить ему зло, которое он им причинил. Ревнуя к брату,
она почти радуется, что Жак столь непривлекателен.

Проходит ещё несколько месяцев. Жак поступает в Эколь Нормаль.
Даниэль занимается живописью, редактирует журнал по искусству
и наслаждается радостями жизни.

Антуана зовут к постели девочки, раздавленной фургоном. Действуя быстро
и решительно, он оперирует её в домашних условиях, на обеденном столе. Беспощадная борьба, которую он ведёт со смертью за этого ребёнка,
вызывает всеобщее восхищение. Соседка Рашель, помогавшая ему во время
операции, делается его любовницей. Благодаря ей Антуан освобождается
от внутренней скованности, становится самим собой.

На даче, в Мезон-Лаффите, Женни постепенно, почти против своей воли,
меняет мнение о Жаке. Она видит, как Жак целует её тень, признаваясь
тем самым в любви. Женни в смятении, она не может разобраться
в своих чувствах, отрицает любовь к Жаку.

Рашель покидает Антуана и уезжает в Африку, к своему прежнему
любовнику Гиршу, человеку порочному, опасному, имеющему над ней
мистическую власть.

Проходит несколько лет. Антуан — известный преуспевающий врач.
У него огромная практика — его приёмный день заполнен до отказа.

Антуан навещает заболевшего отца. Уже с самого начала болезни у него нет
никаких сомнений относительно её летального исхода.
Его влечёт к себе воспитанница отца Жиз, которую он и Жак привыкли считать
своей сестрой. Антуан пытается объясниться с ней, но она уклоняется от разговора.
Жиз любит Жака. После его исчезновения три года тому назад она одна не верила
в его смерть. Антуан много размышляет о своей профессии, о жизни и смерти,
о смысле бытия. Вместе с тем он не отказывает себе в радостях
и удовольствиях жизни.

Господин Тибо подозревает правду, но, успокоенный Антуаном,
разыгрывает сцену назидательной кончины. Антуан получает письмо,
адресованное младшему брату. То, что Жак жив, не слишком удивляет Антуана.
Он хочет найти его и привезти к умирающему отцу. Антуан читает новеллу «Сестрёнка», написанную Жаком и опубликованную в одном швейцарском журнале, нападает на след младшего брата. Жак, после трёх лет странствий и мытарств,
живёт в Швейцарии. Он занимается журналистикой, пишет рассказы.

Антуан находит брата в Лозанне. Жак яростно восстаёт против вторжения
старшего брата в его новую жизнь. Тем не менее он соглашается
поехать с ним домой.

Господин Тибо сознаёт, что дни его сочтены. Антуан и Жак приезжают в Париж,
но отец уже без сознания. Его смерть потрясает Антуана.
Разбирая бумаги покойного, он с тоской понимает, что, несмотря на свою величественную внешность, тот был несчастным человеком и что, хотя
этот человек был его отцом, он его совсем не знал. Жиз приходит к Жаку,
но во время разговора понимает, что связывающие их узы порваны навсегда
и бесповоротно.

Лето 1914 г. Жак снова в Швейцарии. Он живёт в окружении революционной
эмиграции, выполняет ряд секретных поручений социалистических организаций. Сообщение о террористическом акте в Сараево вызывает тревогу у Жака
и его соратников. Приехав в Париж, Жак обсуждает с Антуаном текущие
политические события, пытаясь привлечь его к борьбе против надвигающейся войны.
Но политика далека от интересов Антуана. Он сомневается в серьёзности угрозы
и отказывается участвовать в борьбе.

Жером де Фонтанен, запутавшийся в темных махинациях , пытается
застрелиться в гостинице. У постели умиращего Жак встречается
с Женни и Даниэлем. Женни старается разобраться в своих чувствах.
У неё снова возникает надежда на счастье с Жаком.
Даниэль уезжает на фронт. Жак объясняется с Женни, и молодые люди
предаются охватившей их любви.

Война объявлена, Жак считает, что ещё можно что-то предпринять,
чтобы её остановить. Он пишет антивоенные листовки, собирается разбросать
их с самолёта над линией фронта. Жак не успевает выполнить свой замысел.
При подлёте к позициям самолёт терпит аварию в воздухе.
Тяжело раненного Жака принимают за шпиона, и при отходе французских войск
его расстреливает французский жандарм.

1918 г. Антуан Тибо, отравленный на фронте ипритом, лечится в военном госпитале. Выйдя оттуда, он проводит несколько дней в Мезон-Лаффите, где теперь живут
Женни, Даниэль, госпожа де Фонтанен и Жиз. Война сделала Даниэля инвалидом.

Женни воспитывает сына, отцом которого был Жак. Жиз все свои чувства к Жаку перенесла на его ребёнка и Женни. Антуан взволнован, обнаружив черты погибшего брата в лице и характере маленького Жан-Поля. Он уже знает, что никогда не поправится, что он обречён, поэтому рассматривает ребёнка Жака и Женни как последнюю надежду на продление рода. Антуан ведёт дневник, куда ежедневно
заносит клинические записи своей болезни, собирает литературу о лечении отравленных газами. Он хочет и после смерти быть полезным людям.
На пороге смерти Антуан наконец понимает младшего брата, трезво и без иллюзий оценивает свою жизнь. Он много думает о маленьком сыне Жака.
Последние слова дневника Антуана Тибо: «Гораздо проще, чем думают. Жан-Поль».

Пересказала А. И. Хорева. Источник: Все шедевры мировой литературы в кратко

https://briefly.ru/gar/semja_tibo/

ЛУЧШАЯ РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ :


31 июля 2018 г.,
kittymara написал(а) рецензию на книгу Семья Тибо.
В трех томах. Том 1 автора Роже Мартен дю Гар

Оценка kittymara: 5 / 4.3 Тяжело быть папашей

Прочиталось легко, прямо-таки проглотилось, что, конечно,
не редкость для классической литературы, но тем не менее,
ибо частенько в подобных текстах несколько буксуешь, вязнешь.
В этот раз случилось одно из приятных исключений.

Ну, и я не устану таки писать, до чего же люблю семейные саги.
Здесь, значит, перед нами предстает семейство Тибо
- состоятельные буржуа из простонародья. Поднялись, начиная с папаши Тибо,
который вдов и имеет двоих сыновей. Старший - Антуан - уже давно
взрослый и врач, а младший - Жак- школьник и этакая паршивая овца в стаде.
Причем, в самом начале книги его подозревают в интимной связи с мальчиком.

И подключается свора священников, неистово лютует папаша, все лезут читать
личные дневники мальчиков, короче, тот еще ад под эгидой благих намерений.
Ярость типа праведников подогревается тем, что второй мальчик - протестант.
И, конечно, именно представителя вражеской веры без каких-либо сомнений
назначают совратителем. И должна сказать, что основания для подозрений
имеются, но реально разобраться в происходящем не стремится никто.
Ибо мальчики там такие любовные опусы друг другу ваяют, что ой да ну.

Зачитаешься, как знатным романом. Но на деле, это не более,
чем платоническая привязанность двух существ, которые наконец-то
нашли отдушину и возможность высказаться не в пустоту.

Но своре типа праведников разве это объяснишь? Заканчивается все печально
для бедного Жака. Папаша отправляет его в исправительную колонию,
основанную им же, и практически губит. Хорошо, вовремя вмешивается Антуан
и спасает младшего из тюрьмы. Старший брат, кстати, вполне приятный персонаж, только сильно уж любит себя любимого. Но все при всем самодовольстве
все-таки старается преуспеть в профессии, полностью отдается работе
и бедных лечит, и личной жизни не имеет, но о близких беспокоится.

Интересен, кстати, момент сексуальности в семействе Тибо.
Конечно, их вера тоже накладывает отпечаток, но по большей части,
мне думается, дело в темпераменте и в личном примере старшего члена семьи.
Папаша много лет вдовствует и никакой личной жизни; Антуан снимает напряжение, эпизодически ходя к проституткам; Жак, вообще, черт знает сколько лет
девственник, когда ровесники уже огого, а он каждую девицу легкого
и не очень поведения мечтает спасти и морщится при слове секс, короче, романтический идеалист. И еще они все очень непривлекательные.
Да нет, будемте говорить прямо, они просто ужас какие страшные.
И дю Гар просто с невероятным наслаждением описывает их страхолюдность
и нелепость. Но при этом женщинам они очень даже нравятся.

Про папашу уже поздно говорить, а вот братья весьма нравятся женщинам.
Особенно, Жак имеет успех. Мол, после всех этих французских и не очень
потаскунов в нем чувствуется некая чистота. Нуну, ага. Впрочем, потаскуны
сильно не огорчаются, ибо жертвы-бабочки тоже слетаются стаями на их порочный огонь. И о потаскунах. В противовес деспотии, царящей в семействе Тибо,
выведено семейство Фонтаненов. Тот самый друг Жака, из-за которого разгорелся
сыр-бор, растет в совсем другой атмосфере. Мать и сестра любят Даниэля,
понимают и принимают, зато папаша - мерзавец, мот, отвратный потаскун,
конченая сволочь. Бросил семью, бегает по теткам, тащит в постель все юбки
в радиусе сантиметра, разоряет семью, вымогает у жены деньги для своих теток. Такая скотина, такая скотина. Но когда жена, намучившись, решает развестись, прибегает пастор и вопит: "Ну, ты что женщина? Надо прощать, он же так страдает из-за твоего подлого решения!" Ох уж, эти типа праведники.

И что мы видим в результате? Его сын, прекрасно видя - какой родной папаша - мерзавец, - вырастает таким же потаскуном. Хорошо, хоть матери помогает материально. И дело тут, конечно, не в том какую веру исповедует семейство,
а скорее в семейных сценариях. Папаша Тибо все больше молился и набивал мошну, сыновьям секс тоже второстепенно. И все наоборот у Фонтаненов.
Сознательно или бессознательно, но дети копируют сценарий поведения одного
из родителей, даже презирая ее(го) поступки. Или отзеркаливают с точностью
до наоборот, не желая иметь ничего общего с родительскими пороками
и слабостями, и обычно впадают в другую крайность.

Ближе к финалу первой части этого сборника Антуан таки встречает
особенную женщину и падает в любовь, но его бросают, предпочтя подлеца и садиста.
Жак вырастает, попадает в любовный треугольник, окончательно порывает
с семейством и сбегает, ибо папаша все-таки перегибает палку.

И таким образом , что папаша Тибо, что папаша Фонтанен терпят фиаско
с сыновьями. Тяжело быть папашей, потаскун ли ты, праведник ли,
один черт наломаешь дров.
Продолжение следует...

Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1000007284-semya-tibo-v-treh-tomah-tom-1-rozhe-marten-dyu-gar
дары, бусы, плоды, Август

Как много дней, что выброшены зря




Как много дней, что выброшены зря,
дней, что погибли как-то между прочим.
Их надо вычесть из календаря,
и жизнь становится еще короче.
Был занят бестолковой суетой,
день проскочил — я не увидел друга
и не пожал его руки живой…
Что ж! Этот день я должен сбросить с круга.
А если я за день не вспомнил мать,
не позвонил хоть раз сестре иль брату,
то в оправданье нечего сказать:
тот день пропал! Бесценная растрата!
Я поленился или же устал —
не посмотрел веселого спектакля,
стихов магических не почитал
и в чем-то обделил себя, не так ли?
А если я кому-то не помог,
не сочинил ни кадра и ни строчки,
то обокрал сегодняшний итог
и сделал жизнь еще на день короче.
Сложить — так страшно, сколько промотал
на сборищах, где ни тепло, ни жарко…
А главных слов любимой не сказал
и не купил цветов или подарка.
Как много дней, что выброшены зря,
дней, что погибли как-то между прочим.
Их надо вычесть из календаря
и мерить свою жизнь еще короче.

Эльдар Рязанов