Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

дары, бусы, плоды, Август

Как будто яркий праздник лета . . .

Как будто яркий праздник лета...

Когда  художник с вдохновеньем
Напишет  летний  натюрморт,
Он словно солнечное  лето
В чудесный свой букет вдохнет.


Левкои, ромашки, гвоздички,
Люпины, герань, василек,
На листьях  зелёных  росинки,
И ярок в нём каждый  цветок .

Как  много в нем тепла и света,
В нем свежесть, аромат лугов .
И летних рос и нежности рассвета
И грёз  волшебных  вечеров.

С улыбкой  лучезарной света ,
В ваш зимний день с теплом войдёт,
Как будто яркий праздник лета ,
Дней летних, ясных натюрморт.

дары, бусы, плоды, Август

Герань. Красота в простоте .

- "На свете нет большего удовольствия, чем запереться у себя дома, полностью отгородиться
от внешнего мира и сотворить себе собственный мир..." (Тибор Фишер, британский писатель, журналист, "Путешествие на край комнаты")

Герань моя отлично отцвела с апреля по сентябрь и вдруг сбросила листья, пожухла, пожелтела и .... всё!

А вообще, почему-то многим не нравится это растение, одни считают этот цветок старомодным, кому-то
не нравится из-за запаха. Не раз слышала это и от коллег по работе.

Но как мне кажется, в последние годы, герань, опять вернулась в наши сады и прочно заняла там свое место...

У бабушки в квартире были огромные окна и широченные подоконники. А на них целый ботанический сад.
В детстве, в мои обязанности входил полив, помнится, даже детская леечка стояла на подоконнике.

Да и в творчестве художников тема очень и очень популярная...

Один из любимых цветов французского художника Поля Сезанна, не обошли стороной тему
о красоте герани и Моне, Ренуар, Матисс, Рубенс...

Но сегодня, я решила представить работы наших советских и российских художников.

Пеларгония здесь главная героиня, а не просто часть композиции.

Хотя, пожалуй за одним исключением! Ну это и сами увидите!

Тутунов Сергей Сергеевич (р.1957) "Красная герань"
Тутунов Сергей Сергеевич (р.1957) "Красная герань"
Кобылкин Александр Михайлович (1929 - 1993) "Герани" (1980-е)
Кобылкин Александр Михайлович (1929 - 1993) "Герани" (1980-е)
Домашников Борис Федорович (1924 - 2003) "Зимнее окно" (1960)
Домашников Борис Федорович (1924 - 2003) "Зимнее окно" (1960)
Скопцов Семён Сергеевич (1917-1998) “Донская герань” (1956)
Скопцов Семён Сергеевич (1917-1998) “Донская герань” (1956)
Ковалева Инна Андреевна "Деревенский уют" (1999)
Ковалева Инна Андреевна "Деревенский уют" (1999)
Юшина Елена (р. 1958) "А нас не выпускают..."
Юшина Елена (р. 1958) "А нас не выпускают..."
Верховская-Гиршфельд Татьяна Михайловна (1895-1980) “Окно” (1956)
Верховская-Гиршфельд Татьяна Михайловна (1895-1980) “Окно” (1956)
Ионов Пётр Никифорович (1911-1999) “Герань на окне”
Ионов Пётр Никифорович (1911-1999) “Герань на окне”
Михайлов Руфэль Федорович (р. 1936)
Михайлов Руфэль Федорович (р. 1936)
Медник Марьяна Владимировна (1942 - 2016) "Герань на балконе" (1995)
Медник Марьяна Владимировна (1942 - 2016) "Герань на балконе" (1995)
Прошкин Виктор Николаевич (1906-1983) “Герань” (1964 )
Прошкин Виктор Николаевич (1906-1983) “Герань” (1964 )
Лебедев Владимир Васильевич (1891-1967) “Герань”(1919)
Лебедев Владимир Васильевич (1891-1967) “Герань”(1919)
Жидков Александр Александрович (р. 1935), “Окно” (1962)
Жидков Александр Александрович (р. 1935), “Окно” (1962)
Новикова Лариса Петровна (1930 - 1998) "Герань. Выходной день"(1969)
Новикова Лариса Петровна (1930 - 1998) "Герань. Выходной день"(1969)
Железняк Нина Витальевна (1915 - 1996) "Герань на окне" (1974)
Железняк Нина Витальевна (1915 - 1996) "Герань на окне" (1974)
Попков Виктор Ефимович (1932-1974) “Окно с геранью” (1969)
Попков Виктор Ефимович (1932-1974) “Окно с геранью” (1969)


Решила в конце немножко поныть и пожаловаться...

Очень обиделась я сегодня на Дзен, часами искала и выбирала картины, составила текст,
а он отказался сохранять... Пришлось потратить заново кучу времени разыскивая пропавший материал
по названиям, которые запомнила, и описанию...

Вообще я больше люблю составлять галереи, они получают больший охват читателей, чем статьи.
Но в галереях, есть один нюанс, вернее даже подвох... картины не всегда умещаются полностью,
и приходится выбирать наиболее значимый и эффектный фрагмент... ну и количество не более 10 картин.

Впрочем, это я так, ворчу немного...

Или словами Артура Шопенгауэра: -"Разумно было бы почаще говорить себе: "изменить этого я не могу,
остается извлекать из этого пользу"

Источник   Яндекс Дзен ,    автор :   Мнительная  особа .

дары, бусы, плоды, Август

Александр Грин . По страницам книг : " Блистающие облака ."


Часть 1 .  Опрокинутая   арена  .


                        I  Х                

Вечером следующего дня Руна посетила министра, своего дядю по матери.
Уже было одиннадцать, но Дауговет принял ее. Он выразил лишь удивление,
что она, любимица, как бы нарочно выбрала такой час с целью сократить его удовольствие.

Она сказала: — Нет, ваше удовольствие, дядя, может быть, увеличится в связи
с тем, что я привезла. — И она рассмеялась, а от смеха засмеялась вся ее красота, равная откровению.

Красота красит и тех, кто созерцает ее; все ее оттенки и светы вызовут похожие
на них чувства, а все вместе взволнует и осчастливит. Но еще неотразимее действует совершенство, когда оно вооружено сознанием своей силы. Только удалясь, можно бороться с ним, но и тогда ему обеспечена часть победы — улыбка задумчивости.

Поэтому, имея в виду все средства для достижения цели, красавица-девушка оделась как на выезд — в блестящее открытое платье, напоминающее летний цветок. Из кружев выходили ее нежные, белые плечи; обнаженные руки дышали плавностью
и чистотой очертания; лицо улыбалось. В ее тонких бровях была некая милая вольность или, скорей, нервность линии, что придавало взгляду своеобразное выражение капризной откровенности, как бы говоря постоянно и всем: —
«Что делать, если я так невозможно, непростительно хороша? Примиритесь с этим, помните и простите».

— Дитя, — сказал министр, усаживая ее, — я старик и довожусь родным дядей,
но должен сознаться, что за право смотреть на вас глазами, — хотя бы,

— Галля охотно и с отвращением вернул бы судьбе свой властный мундир.
Жаль, у меня нет таких глаз.

— И я не верю слепым, поэтому заговорю о вашей безошибочной, прочной
любви к книгам. Вы не изменили своей привязанности?

Дауговет оживился, что случалось с ним неизменно, если затрагивали
этот вопрос.

— Да, да, — сказал он, — меня заботят теперь «Эпитафии» 1748 г., изданные
в Мадриде под инициалами Г. Ж.; два экземпляра проданы Верфесту и Гроссману,
я опоздал, хотя относительно одного экземпляра есть надежда: Верфест не прочь
от переговоров. Однако, — он взглянул на книгу, которая была с Руной,

— не фея ли вы и не драгоценность ли Верфеста с тобой?

Министр переходил на ты в тех случаях, когда хотел дать этим понять, что свободно располагает временем.

— Сознаюсь, эту сверхъестественную надежду внушило мне твое торжественное, внутреннее освещение и загадочные слова о радости. Все же иногда жаль,
что чудесное существует только в воображении.

— Нет, не «Эпитафии». — Руна мельком взглянула на свою книгу. — Как хотите,
то, что мы с вами видели в цирке, есть чудо. Я не понимаю его.

Министр, прежде чем отвечать, помолчал, обдумывая слова, какими мог подчеркнуть свое нежелание говорить об удивительном случае и странной выходке Руны.

— Я не понимаю — что понимать? Кстати, ты испугалась, кажется, больше всех. Откровенно говоря, я жалею, что был в «Солейль». Мне неприятно вспоминать
о сценах, которых я был свидетелем. Относительно самого факта, или, как ты выражаешься, — «чуда», я скажу: ухищрения цирковых чародеев не прельщают меня разбором их по существу, к тому же в моем возрасте это опасно. Я, чего доброго, раскрою на ночь Шехерезаду. Очаровательная свежесть старых книг подобна вину.
Но что это? Ты несколько похудела, моя милая?

Она вспомнила, что пережила в эти два дня, одержимая желанием найти человека, запевшего под куполом цирка. В напиток, которым она пыталась утолить долгую жажду, этот старик, ее дядя, бросил яд. Поэтому лицемерие Дауговета возмутило ее; прикрыв гнев улыбкой рассеянности, Руна сказала: — Я похудела, но причина тому вы. Я еще более похудела бы, не будь у меня в руках этой книги. Министр поднял брови.

— Где ключ к загадкам? Объясни. Я уже делаюсь наполовину серьезен, так как ты тревожишь меня. Девушка шутя положила веер на его руку.

— Смотрите мне в глаза, дядя. Смотрите внимательно, пока не заметите, что нет
во мне желания подурачиться, что я настроена необычно. — Действительно глаза ее сосредоточенно заблестели, а полуоткрытый рот, тронутый игрой смеха, вздрагивал
с кротким и пленительным выражением. — Убедительно ли я говорю? Видите ли вы, что мне хорошо? В таком случае, потрудитесь проверить, способны ли вы вынести удар, потрясение, молнию? Именно — молнию, не потеряв сна и аппетита?

В ее словах, в звонкой неровности ее голоса чудилось торжество оглушительного секрета. Молча смотрел на нее министр, следуя невольной улыбкой всем тонким
лучам игры прекрасного лица Руны, с предчувствием, что приступ скрывает нечто значительное. Наконец ему сообщилось ее волнение; он отечески нагнулся к ней, сдерживая тревогу.

— Но, боже мой, что? Дай опомниться! Я всегда достаточно владею собой.

— В таком случае, — важно сказала девушка, — что думаете вы о покупке Верфеста? Есть ли надежда «Эпитафиям» засиять в вашей коллекции?

— Милая, если не считать надеждой твои странные вопросы, твою экзальтацию, — нет, нет, почти никакой. Правда, я заинтересовал одного весьма ловкого комиссионера, того самого, который обменял Грею золотой свиток Вед XI столетия на катехизис
с пометками Льва VI, уверив владельца, что драгоценная рукопись приносит несчастье ее собственнику, — да, я намагнитил этого посредника вескими обещаниями, но Верфест, кажется, имеет предложения более выгодные, чем мои. Признаюсь, этот разговор глубоко волнует меня.

— В таком случае, — Руна весело вздохнула, — «Эпитафии» вам придется забыть?

— Как?! Лишь это ты сообщаешь мне, действуя почти страшно?!

— Нет, я раздумываю, не утешит ли вас что-либо равное «Эпитафиям»; что так же, как они, или еще сильнее того манит вас; над чем забылись бы вы, разгладив морщины?

Министр успокоился и воодушевился.

— Так, все ясно мне, — сказал он, — видимо, библиомания — твое очередное увлечение. Хорошо. Но с этого надо было начать. Я назову редкости, так сказать, неподвижные, ибо они составляют фамильное достояние. Истинный, но не всемогущий любитель думает о них с платоническим умилением влюбленного старца. Вот они: «Объяснение и истолкование Апокалипсиса» Нострадамуса, 1500 года, собственность Вейса; «Дон Кихот, великий и непобедимый рыцарь Ламанчский» Сервантеса, Вена, 1652 года, принадлежит Дориану Кемболлу; издание целиком сгорело, кроме одного экземпляра. Затем … Пока он говорил, Руна, склонив голову, задумчиво водила пальцами по обрезу своей книги. Она перебила: — Что, если бы вам подарили «Объяснение и истолкование Апокалипсиса»? — невинно осведомилась она — Вам это было бы очень приятно?

Министр рассмеялся.

— Если бы ты, как в сказке, превратилась в фею? — ответил он, ловя себя, однако, на том, что присматривается к рукам Руны, небрежно поворачивающим свою книгу,
с суеверным чувством разгоряченного охотника, когда в сумерках тонкий узор куста кажется ветвисторогой головой затаившегося оленя. — А ты достойна быть феей.

— Да, вернее — я ужилась бы с ней. Но и вы достойны владеть Нострадамусом.

— Не спорю. Дай мне его.

— Возьмите.

И она протянула редкость с простотой человека, передающего собеседнику наскучившую газету.

Министр не понял. Он взял и прищурился на кожаный переплет, затем улыбнулся светлой улыбке Руны.

— Да? Ты это читаешь? А в самом деле, обернись мгновенно сей, надо думать, ученый опыт золотом Нострадамуса, я, пожалуй, окаменел бы на столько времени, на сколько, так некстати, окаменел Лот.

Без подозрения, хотя странно и тяжело сжалось сердце, откинул он переплет
и увидел заглавный лист с знаменитой виньеткой, обошедшей все специальные издания и журналы Европы, — виньеткой, в выцветших штрихах которой,
стиснутые столетиями, развернулись пружиной и прянули в его мозг вожделения библиофилов всех стран и национальностей. Все вздрогнуло перед ним, руки разжались, том упал на ковер, и он поднял его движениями помешанного, гасящего воображенный огонь.

— Как? — дико закричал Дауговет. — Нострадамус — и без футляра!
Но ради всех святых твоей души, — какой джинн похитил для тебя это? Боги! Землетрясение! Революция! Солнце упало на голову'

— Голову, — спокойно поправила девушка. — Вы обещали не волноваться.

— Если не потеряю рассудок, — сказал ослабевший министр, припадая к сокровищу с помутившимся, бледным лицом, — я больше волноваться не буду.
Но неужели Вейс пустил библиотеку с аукциона?

Говоря это, он перенес драгоценность на круглый столик под лампу с бронзовым изображением Гения, целующего Мечту, и опустил свет; затем несколько овладел чувствами. Руна сказала: — Все это — результат моего извещения Вейсу, что я прекращаю двадцатилетний процесс «Трех Дорог», чем отдаю лес и ферму со всеми её
древностями. Вейс крайне самолюбив. Какое торжество для такого человека, как он! Мне не стоило даже особого труда настаивать на своем условии; условием же был Нострадамус.

Она рассказала, как происходили переговоры — через посредника.— Безумный, сумасшедший Вейс, — сказал министр, — его отец развелся с женой, чтобы получить первое издание гуттенберговского молитвенника; короче, он променял жену
Абстнеру на триста двадцать страниц древнего шрифта и, может быть, поступил хорошо. Но прости мое состояние. Такие дни не часты в человеческой жизни.
Я звоню. Ты ужинаешь со мной? Я хочу показать, что происходит в моей душе, особенным действием. Вот оно.

Он нажал звонок, вызвал из недр послушания отлично вылощенную фигуру лакея с неподвижным лицом.

— Гратис, я ужинаю дома. Немедленно распорядитесь этим.
Ужин и сервиз должны быть совершенно те, при каких я принимал короля; прислуживать будете вы и Вельвет.

Смеясь, он обратился к племяннице: — Потому что подарок, достойный короля, есть веяние державной власти, и оно тронуло меня твоими руками.

https://librebook.me/blistaiuchii_mir/vol1/1


дары, бусы, плоды, Август

Мягкая сила умной женщины .





Говорят, человеку должно повезти трижды: у кого родиться, у кого учиться и на ком жениться.
Если следовать этому высказыванию, то аристократ Уинстон Черчилль совершенный везунчик.
Родился в 1874 году, в семье которая занимала привилегированное положение даже среди высшего
общества Британской Империи. Было все – деньги и титул. Но он считал самым большим счастьем
и везением в жизни женитьбу на женщине по имени Клементина.

«Я женился и с тех пор зажил счастливо» - любил повторять политик.

Как-то уже отошедшему от дел Черчиллю задали вопрос: «Кем бы вы хотели стать, если бы не стали
тем, кто вы есть?
» он ответил: «Если бы не стал тем, кто я есть, я бы с удовольствием стал
вторым мужем миссис Черчилль».

Клементина Хоьер
Клементина Хоьер

Клементина Хозьер родилась в 1885 году, ее мать происходила из шотландского рода графов Эйрли ,
после рождения дочери родители развелись. Детство и юность прошли в довольно стеснённых обстоятельствах, из-за отсутствия материальных средств. Однако благодаря своей тети леди Хелиер,
которая была замужем за английским дипломатом, Клементина начала посещать аристократические
салоны Лондона, одновременно давала уроки французского.

Клементина Хозьер
Клементина Хозьер

Молодая девушка была красива, прекрасно образована да и происхождение было на уровне, за ней охотно ухаживали, но у Клементины был существенный недостаток, она была бесприданницей.

В 1908 году на одном из приемов девушка познакомилась с заместителем министра колоний 33-х летним политиком Уинстоном Черчиллем. Роман развивался очень быстро, Уинстон почти сразу сделал
предложение очаровательной зеленоглазой блондинке. Клементина была младше на 11 лет.
Отсутствие приданного не имело для него значения. Он был влюблен. Свадьба состоялась в этом же
1908 году. Король Эдуард прислал в подарок трость с золотым набалдашником, а восковая фигура
Черчилля в день бракосочетания появилась в музее мадам Тюссо.

Клементина и Уинстон Черчилли
Клементина и Уинстон Черчилли

Привыкшая с детства к экономии леди Черчилль попыталась приучить к бережливости и своего мужа , который не привык экономить на своих потребностях . Любимая «Клемми» требовала сократить расходы
на дорогие напитки, кубинские сигары, азартные игры и модных портных. Пришлось уступить. Она даже покусилась на его нижнее белье из очень мягкого шелка, белье отстоять удалось.

Казино Черчилль все равно посещал, но теперь втайне от жены. Клементина была «жаворонком»,
а Уинстон «совой», утро начиналось в разное время. Завтракали они по отдельности.

Служебные командировки часто вызвали у Клементины подозрения в измене, но ничего подобного
никогда не было, Уинстон очень любил жену и никогда не был замечен в связях на стороне.
Флирт , пожалуйста , но измена никогда, также, как и она, несмотря на ссоры с любимым «мопсиком»
не позволяла себе никаких романов, так как была настоящей леди.

Супруги Черчилль
Супруги Черчилль

В 1909 году в семье появилась дочь, которую назвали Дианой, в последствии сын и еще три девочки.

Несмотря на хлопоты, связанные с детьми Клементина не стала домохозяйкой. В годы Первой мировой
войны она организовала сеть столовых на лондонских военных заводах. А когда в результате поражения
в военной операции, на проведение которой настаивал ее супруг, погибло 120 тысяч британских солдат,
и политическая карьера Черчилля была под угрозой, она отправила мужа на фронт со словами:
«Не возвращайся слишком быстро».

Жизнь с таким человеком как Уинстон была полна тревог, супруг иногда проявлял упрямство и не желал прислушиваться к доводам жены. В 1921 году он получил довольно приличное наследство, и теперь Клементина могла не волноваться за благополучие семьи. В этом же году семью постигла страшная утрата
- от инфекционной болезни скончалась трехлетняя дочь Мэриголд.

Со временем они стали самой известной парой в стране. Два властных и упрямых человека часто
ссорились, могли не разговаривать друг с другом долгое время, а общаться через записки. Когда долго находились рядом, между ними все время вспыхивали искры, но и в разлуке отчаянно скучали
друг без друга.

Клементина была хорошей спортсменкой, прекрасно играла в теннис и предпочитала активный отдых, посещая разные города мира она не бегала по магазинам и очень редко носила одежду от кутюр,
наряды ей шили в простом ателье, она любила выставки и музеи, что ее муж категорически не признавал. Политик же любил уединение, для отдыха предпочитая места далекие от цивилизации, где мог спокойно заниматься живописью.

Во время Второй мировой войны Клементина Черчилль уже осенью 1941 года создала фонд помощи
Красной Армии, и первая сделала взнос. По линии Красного креста в СССР были отправлены медицинское оборудование, медикаменты на сумму 7 миллионов фунтов стерлингов. В Ростове-на Дону было построено два госпиталя полностью оборудованных фондом, возглавляемым Клементиной Черчилль.

Клементина Черчилль
Клементина Черчилль

Супруги не любили Америку этом их взгляды совпадали, но в то время, когда муж был яростным
противником большевизма его жена считала СССР спасителем мира от фашизма и предпочитала вести дружелюбную политику в отношении с Россией.

Перед самой Победой весной 1945 года Клементина прибыла в СССР и День победы 9 мая тоже встретила
в Москве. В Кремле ее принял лично Сталин, от имени мужа она подарила Иосифу Виссарионовичу
золотую ручку со словами: «Мой муж надеется на то, что пользуясь этой ручкой, Вы напишите ему
не одно дружеское послание».
На, что Сталин ответил, что пишет только карандашом.

На специально выделенном для нее поезде она отправилась по стране, посетила Ленинград,
в последствии написав супругу, что это «самый красивый город на земле.» А также Сталинград,
Ростов-на Дону, Северный Кавказ, Крым. Ответным подарком главы советского правительства стало
кольцо с бриллиантом.

Супруги Черчилль
Супруги Черчилль

Черчилль выступает со своей знаменитой речью в 1946 году, где впервые прозвучали слова
«холодная война» и «железный занавес», а его жена имеет две государственные награды от СССР
– орден Трудового Красного знамени и Золотой значок Отличника санитарной обороны при этом
продолжает возглавлять фонд помощи России, фонд просуществовал до 1948 года.

За 57 лет брака леди Черчилль постоянно страховала своего мужа и вытаскивала его из неприятных ситуаций, будь то политика или личные проблемы.

Клементина Черчилль
Клементина Черчилль

Младшая дочь Мэри, написала книгу, там были такие слова: «Для матери всегда нужды и интересы отца были на первом месте. И на втором. И на третьем.» Впрочем, никаких обид у детей не было,
хотя их судьба сложилась не совсем так как хотелось бы родителям.

Супруги Черчилль
Супруги Черчилль

Вскоре правда политик сменил свою воинственную риторику по отношению к СССР, тем самым косвенно признав правоту жены, которая всегда выступала за мягкость в отношениях. Уже в пятидесятые годы
он понял, что не стоит раздражать страну, у которой есть ядерное оружие.

А вот секрет успешной семейной жизни от Клементины Черчилль.

«Никогда не заставляйте мужей соглашаться с вами. Вы добьетесь большего, продолжая спокойно придерживаться своих убеждений, и через какое-то время увидите, как ваш супруг незаметно придет к выводу, что вы правы».

После смерти мужа в 1965 году, королева Великобритании пожаловала ей пожизненное пэрство,
она стала леди Спенсер-Черчилль.

В 1977 году в возрасте девяносто один год она спокойно ушла из жизни.

дары, бусы, плоды, Август

Сказочный чертог... Художник Былич Александр (Беларусь, 1971). Осенние пейзажи

Сказочный чертог... Художник Былич Александр (Беларусь, 1971). Осенние пейзажи

Белорусский художник Былич Александр Леонидович родился
14 декабря 1971 года, окончил художественную школу и стал заниматься оформлением рекламы. Наряду с работой писал пейзажи, чаще всего в его работах появлялись городские пейзажи. Благодаря использованию ярких
и теплых оттенков цветов, улицы города в работах художника оживают. Богатая цветовая гамма позволяет художнику отобразить роскошное золото осенних лесов, парков и аллей. Живописью занимался всю свою жизнь. Выставочные галереи всегда полны поклонниками его прекрасных работ, многие из которых попадают к коллекционерам Москвы, Петербурга
и других городов бывшего СССР, а также находятся у любителей живописи Германии, Австрии, Франции, Англии, Италии, Болгарии, Австралии, США, Канады, Сербии и других стран.

Ты так же сбрасываешь платье,
Как роща сбрасывает листья,
Когда ты падаешь в объятье
В халате с шелковою кистью.
Б. Пастернак, 1949
Осень. Сказочный чертог, Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог, Заглядевшихся в озера.
Как на выставке картин: Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин В позолоте небывалой.
Липы обруч золотой — Как венец на новобрачной.
Лик березы — под фатой Подвенечной и прозрачной.
Погребенная земля Под листвой в канавах, ямах.
В желтых кленах флигеля, Словно в золоченых рамах.
Где деревья в сентябре На заре стоят попарно,
И закат на их коре Оставляет след янтарный.
Где нельзя ступить в овраг, Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг, Под ногами лист древесный.
Где звучит в конце аллей Эхо у крутого спуска
И зари вишневый клей Застывает в виде сгустка...
Борис Пастернак. "Золотая осень", 1956


Волшебный мост (Для свиданий)


Листопад

Продолжение    далее   по   ссылке   :

  https://www.liveinternet.ru/users/4635673/post487328549/
дары, бусы, плоды, Август

Художник Генадий Александрович Дарьин . Биография .

Биография

Геннадий Александрович Дарьин (19.08.1922 - 07.03.2012) - живописец, общественный деятель.
Народный художник Российской Федерации (2003). Лауреат областной Премии
М.А. Опекушина (1993).
Орден Почёта (1997).

Участник Великой Отечественной войны. Награждён Орденом Красной Звезды (1942),
Орденом Красного Знамени (1944), Орденами Отечественной войны II степени (1944)
и I степени (1985), медалью «За победу над Германией», юбилейными медалями.

Родился в д. Игнатово Ярославской губернии (ныне – Ярославский район).
Отец, Александр Ерастович — кузнец на Урочском вагоноремонтном заводе,
мать, Татьяна Фёдоровна — домохозяйка. В 1926 г.  семья Дарьиных переехала
в Ярославль. В детстве Геннадий увлекался гимнастикой и конным спортом,
занимался в кавалерийской школе и сдал нормы на значок «Ворошиловский всадник». Летом 1937 года познакомился с ярославским
художником Павлом Опариным и решил стать художником. Под руководством Опарина Геннадий Дарьин работал на этюдах,
получив необходимую подготовку для поступления в училище. В 1938 году Г.А. Дарьин поступил в ЯХУ, где отучился 3 курса.

В июле 1941 года с 3-го курса училища призван в армию, направлен в Московское военно-инженерное училище.
Член ВКП(б) с 1942 года. На фронте с августа 1942 года. Воевал на Северо-Западном и 2-м Прибалтийском фронтах.
Лейтенант, командир сапёрного взвода, затем сапёрной роты 400-го отдельного батальона 200-й стрелковой дивизии.
17 июля 1944 года при проведении разведки под огнём противника Дарьин первым переправился через реку Сарьянка
и нашёл брод, был ранен. После ранения и госпитализации в 1945 году был демобилизован в звании старшего лейтенанта.
С апреля 1945 году Г. Дарьин продолжил учёбу в Ярославском художественном училище и по окончании его поступил
в Ленинградский Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина при Академии художеств СССР.
Обучался в мастерской народного художника СССР Б.В.  Иогансона .

По окончании института в 1951 году Дарьин вернулся в Ярославль и преподавал в ЯХУ (1951-1955). В 1950-е годы работал
в творческих мастерских «Академическая дача» и в Доме творчества имени Д.Н. Кардовского.
Работал в различных жанрах: тематическая картина, портрет, натюрморт, но наибольшее значение в творчестве занимал пейзаж:
городской пейзаж, природа, быт русского Севера и Поволжья, старинные города, традиционная деревня.

Член Союза художников России (1954).
Член правления СХ СССР, ревизионной комиссии СХ РСФСР (1983-1988), ревизионной комиссии СХ СССР (1988-1991).
Дипломант Министерства культуры РСФСР и СХ РСФСР (1977, 1980, 1985), СХ России (1993, 1999, 2003).
Заслуженный художник России (1978).
Участник областных, региональных, республиканских, всесоюзных, зарубежных и международных выставок.
Персональные выставки: Ярославль (1973, 1993, 1978, 1998, 2003, 2007 - «Русская деревня в пейзажной живописи»), Москва (1977).
Произведения Г.А. Дарьина находятся в музейных собраниях Ярославля и области, Омска, Тулы, Рязани, Благовещенска, Челябинска,
Ижевска, во многих российских и зарубежных (Франция, Великобритания, ФРГ, Италия, Испания, Бельгия, Япония, Китай, США,
Аргентина и другие страны) частных коллекциях.

О творчестве Г.А. Дарьина

"Геннадий Александрович Дарьин. Живопись" Книга издательства Александра Рутмана. Ярославль. 2002 год. В формате pdf. Читать.




дары, бусы, плоды, Август

Подмосковный городок ... Орехово - Зуево .

ОРЕХОВО -  ЗУЕВО .

https://varandej.livejournal.com/721497.html


Мне  очень нравятся  небольшие провинциальные городки
с невысокими  домами , уютными  двориками с зелёными  скверами летом ,
с осенними аллеями  или утопающими в снежных сугробах , тихие и уютные.
У каждого из них  свой  облик  и своя  история . Про один из таких  городков
и написал поэт  Михаил  Танич ... В этом году  Городу Орехово - Зуево -60  лет .


Города  России  . Орехово - Зуево  :

https://varandej.livejournal.com/721497.html

Евгений Голоднов, краевед

Помните популярную в советскую эпоху песню со словами:

Подмосковный городок,

Липы желтые в рядок.

Подпевает электричке

Ткацкой фабрики гудок.

Городок наш - ничего,

Населенье таково:

Незамужние ткачихи

Составляют большинство…

9 декабря 2011 г. исполнилось полвека со дня известной песни об Орехово-Зуеве «Текстильный городок» (1961 г.).
Автор стихов - Михаил Танич, автор музыки - Ян Френкель. Первые исполнители: М. Кристалинская, В. Толкунова...
Потом у Танича были «Черный кот», «Любовь-кольцо», «Как хорошо быть генералом», «Что тебе сказать про Сахалин»,
«Комарово», «Проводы любви», «Погода в доме»...

...В середине 1980-х я заинтересовался фактом пребывания известного поэта в родном городе. На глаза мне попало
его интервью в бывшей главной Московской областной газете-органе МК КПСС «Ленинское Знамя» (дело было в 1986-м).
В нём поэт подтвердил связь «Текстильного городка» и г. Орехово-Зуево, а не города Иваново. В советское время не раз слышал
по ЦТ, когда дикторы во всеуслышанье сообщали, что «Текстильный городок», посвящён, мол, ивановским ткачихам.
Видимо, им был незнаком текст песни, начинавшейся со слов «Подмосковный городок, липы жёлтые в рядок». «Город невест»,
насколько известно, и сейчас, и в начале 1960-х принадлежал Ивановской области.

О своей судьбе М.Танич оставил воспоминания в книге мемуаров «Играла музыка в саду» (2000 г.), в т.ч. о жизни в Орехово-Зуеве,
где он проживал с семьей в конце 1950-х - начале 1960-х. «...Вот жизнь, никак ее коротко не пробежишь. Но уж скоро перевал.
Еще поездить без билета из Орехово-Зуево в Москву, в той самой увековеченной Веничкой Ерофеевым электричке:
Павлово-Посад, Фрязево, Купавна... А что делать, если у тебя в кармане всего рубль, а до вечера в Москве хоть булочку с чаем
перехватить надо. Вот гонорарчик днем в какой газете перехватим - и назад, пожалуйста, как Савва Морозов, а не как Веничка...
Москва-Петушки, с билетом, с бутербродом, с гостинцами для семьи... Нашлись люди в городе Орехово-Зуево под Москвой, готовые
отдать нам взамен нашей однокомнатной квартиры свою двухкомнатную, полуподвальную во Дворе Стачки
( дом № 76/4, прим. автора Е.Г.). Это было весьма колоритное место, Двор Стачки - там как будто еще продолжалась стачка
на текстильной мануфактуре Саввы Морозова, хотя хозяева, разумеется, давно сменились. И вот отсюда я уже мог стратегически
доставать Москву в электричке «Москва-Петушки» за 84 копейки, а когда их не было, без билета».

Около четырех лет прожил поэт в Орехово-Зуеве с семьей (матерью, женой, детьми).

Вот его воспоминания в стихах:

«Как долго, как долго

Я ехал с войны,

И то почему-то

не с той стороны.

Фанерный баульчик,

Селедка залом,

Всех тише в вагоне

Сижу за столом.

Казенный билет

до родительских мест.

Все как у солдат,

Но столица -

В объезд.

Орехово-Зуево,

Повременя,

Вздохнет и в Егорьевск

Отправит меня...»

Михаил Танич родился в 1923-м, во время Великой Отечественной командовал орудием, участвовал в штурме Берлина.
В 1947 г. за свою оплошность (похвалил качество дорог в Германии) был сослан как враг народа в лагеря. После освобождения
ему было запрещено проживать в 39 городах страны. Так значилось в справке. Разрешили поселиться «у 101-го километра», куда он
приехал из Волгограда, где ранее проживал. Валил с такими же, как он, осужденными лес до самой смерти Сталина.

По свидетельству актрисы Орехово-Зуевского народного драматического театра - спутника МХАТ им. Горького, почетного
гражданина города, ветерана Великой Отечественной Л.Н. Харламовой (1924-2010 г.г.), семья М. Танича жила в одном из домов
на улице Московской. Это был конец 50-х. Сам поэт ездил в Москву, где начал сотрудничать с литературными журналами
и композиторами. Его жена Лидия Николаевна Козлова(кстати, автор известных песен, к примеру, шлягера 1980-х
«Снег кружится..») работала в бухгалтерии ткацкой фабрики № 3.

Л.Н. Харламова оказалась не единственной хранительницей данной информации. На мои публикации в газетах и выступления
 на местном радиовещании откликнулся коренной ореховозуевец, бывший сосед поэта В. П. Гавриков. Вот что рассказал
Викторь  Петрович : «В начале 60-х годов мы жили в доме № 76 во Дворе стачки. Это было старое двухэтажное деревянное
здание с низкими окнами первого этажа. Михаил Танич (мы потом узнали, как зовут новых соседей) приехал со своей женой
и дочерьми. Ходили они поначалу в телогрейках. Поселили их в двух смежных комнатах. Они сразу установили между ними
перегородку. Потом устроили новый вход. Использовали окно, которое доходило почти до земли, и сделали тамбур. После того,
как семья обжилась на новом месте, к ним приехали родители жены и мать поэта Марина Пантелеевна. Жена Михаила Танича
Лидия Николаевна (известная поэтесса России Лидия Козлова родилась в 1937 г., она вторая жена М.Танича, с 1956 г., мать его
двух дочерей - Инны и Светланы, работала тогда в ЖКО Хлопчатобумажного комбината).

Все в нашем доме жили по-хорошему, не скандалили. Они тоже. Михаил часто уезжал в Москву, возвращался поздно, но все же
мне удавалось иногда с ним встречаться во дворе. Однажды вечером он ходил и что-то говорил себе под нос. «Что, – сказал я ему,
 – не выходит?». «Да нет, – отвечает, – выйдет». Слышу слова: «Подмосковный городок…» А я возьми и продолжи:
«Липы желтые в рядок». Он заинтересовался: «Где это?» «Около пединститута», – говорю. «Надо туда сходить», – ответил Танич.
Вот тогда и получились, наверное, стихи для известной песни.

Я с Инной Танич часто играла, – рассказывает дочь В.П. Гаврикова Татьяна Антонова, – мы были одногодками. Жили через стену.
У них в палисаднике стоял стол и росла черная смородина. Мы там пили чай со смородиновым листом. Михаил Танич был среднего
роста, крепкий мужчина с черной густой шевелюрой. В шесть утра он уже отправлялся в Москву. Его мать выделялась из толпы,
она носила модные шляпки и хорошо одевалась. Отец Лидии Николаевны потом умер и был похоронен на Ореховском кладбище
недалеко от входа. И мать ее, Полина Ивановна, также умерла до их отъезда в Москву.

Что было потом, многим известно. Знакомство Михаила Танича с композитором Яном Френкелем дало музыкальному миру
много популярных песен, и первая из них – о нашем городе, та, в которой остались слова «липы желтые в рядок».
Здесь и фабрика, и электричка все знакомое и родное для многих ореховозуевцев.

Итак, существуют две версии о пребывании поэта в нашем городе. Вполне возможно, что они и не перечеркивают друг друга,
просто семья М. Танича могла переехать за три – четыре года, когда жила в Орехово-Зуеве, с квартиры на квартиру.

Москва стала основным городом в песенной судьбе поэта. Но «липы желтые в рядок» стали удачным стартом в его творчестве
и в Орехово-Зуеве об этом помнят.     https://www.bogorodsk-noginsk.ru/news/tanich.html


https://varandej.livejournal.com/721497.html

Орехово -  Зуево  . Московская  область.

https://varandej.livejournal.com/721497.html

дары, бусы, плоды, Август

Мой друг, о чём грустишь

Мой друг, о чём грустишь одна,
Прильнув щекой к оконной раме?
О чём тоскуешь вечерами?
Ужель, мой ангел… влюблена?
Задумчива, печальна ты…
Какая дума ежечасно
Туманит милые черты,
Зачем вздыхаешь ты? Напрасно…

Там, под окном, темнеет сад -
Притих и ожидает ночи…
Из синих сумерек закат
Глядит в распахнутые очи…
У растворенного окна
Стоишь мечтательна, красива,
Доверчива, нетерпелива,
Сама себе удивлена…

Томит какая-то печаль,
Во взгляде бродит вдохновенье,
Небес тускнеющий хрусталь
Душе приносит пробужденье…
Ах, этот летний морок сладкий..!
И мне он был стократ милей
Осенних сумрачных страстей,
Безумств весенних без оглядки…

Смотри: уж тёмно… Ночь какая!
Тиха, приветлива, тепла…
Берёзкам косы расплела –
Листва струится, как живая…
Пойди к реке! На той сторонке
Тихонько рдеет огонёк,
Поёт вода в стремнине звонкой,
И новый день ещё далёк…

Пройдёшь одна по-над рекою
Пустынным влажным бережком…
На старом камне босиком
Замрёшь смиренно над водою…
Царит медлительная лень
В очарованьи летней ночи…
И всё же…будет новый день,
И станет всё, как ты захочешь!


© Copyright: Игорь Вертопрах, 2018
Свидетельство о публикации №118030805948



дары, бусы, плоды, Август

Проза . ру . Круговорот . Владимир Русавский .

Круговорот

Владимир Русавский

(    КРАТКО  ОБ  АВТОРЕ  . СПИСОК  ЕГО  ПРОИЗВЕДЕНИЙ  )

https://proza.ru/avtor/vladimirlm
   За столиком в кафе аэропорта сидели двое. Они пили чай и неторопливо беседовали, не обращая
внимания на суету, окружавшую их.
      Один  был в  деловом костюме. Его немного полное, умное лицо дополняли очки в тонкой оправе.
У его ног стоял видавший виды портфель. Второй — лысый, в кожаной  куртке и джинсах. Рядом с ним
на стуле лежал мотоциклетный шлем.
      Лысый, подливая чай из небольшого фарфорового чайника в маленькие чашки, сказал:
      - Ну ладно,  хватит о делах, расскажи как семья, как дети.
      - Да нормально всё, спасибо, Володь. Живы-здоровы. Дети учатся, Алена  домом занимается. Все хорошо. Как у тебя? Как дела у моего крестника?
      По лицу лысого пробежала тень, и он внимательно посмотрел на товарища.
      - Миш, знаешь, у Женьки все хорошо, правда, есть  непонятные моменты в его поведении, которые я
не могу объяснить рационально.
      - Рассказывай! У меня до начала посадки еще  час, - улыбнулся Михаил.
      Владимир сделал глоток, поставил чашку, рассеянно посмотрел по сторонам. Было видно, что тема эта
его сильно беспокоит.
      - Понимаешь, я даже не знаю с чего начать. Каждый отдельный момент можно объяснить, и сам по себе
он вроде ничего не значит, но если их сложить вместе...
      Михаил, не спеша снял очки, потер пальцами переносицу и подбодрил товарища:
      - Ну, тогда по порядку излагай.
      - Хорошо, я лучше с конца, точнее с вывода, к которому я прихожу, когда все  это   анализирую...
      - Ну, не томи. Выкладывай.
      - Хорошо, Миш, хорошо.  Если коротко и с конца, то  мой сын - не наш! -   От  удивления у Михаила полезли вверх брови и расширились глаза. - Не наш, в смысле не русский, а немец! - выпалил Владимир.
     Михаил улыбнулся:
      - А, это ты о том, что он в  компьютерные игры только за немцев  играет? Ну, так мой старший тоже,
то за русских, то за америкосов, то за фрицев.
      - Да нет, я про его ментальность, мировоззрение и интересы. Я о том, что если бы  немецкий юноша, времен третьего рейха, жил бы в наше время, то  он, скорее всего, вел бы себя так же.
      - Да откуда бы он тут взялся? - рассмеялся друг, - ведь война и третий рейх уж семьдесят лет как
в лету канули?
      - Так и я сначала никак не мог сообразить, не складывалась у меня картинка. В общем, не буду я сейчас тебя утомлять подробностями того, как я пришел к этому выводу, но тут и его  страсть к немецкому оружию времен первой-второй мировой войн, и любовь к старым немецким фильмам,  и чтение переводных сетевых ресурсов с воспоминаниями немецких солдат о  войне  1941-1945 гг., и интерес к биографиям нацистских генералов.

Продолжение   рассказа  далее  по  ссылке   :


https://proza.ru/2018/11/17/490

дары, бусы, плоды, Август

Ольга Фер . Творческая биография .

Ольга Фер — постоянный автор сборников международного книгоиздательского и книготоргового холдинга "Новая страна". Член Союза деятелей культуры и искусства с момента его основания. Писательница давно полюбилась как русскому читателю, так и чешскому читателю, участвует в русско-чешском международном литературном проекте. Благодаря своему безграничному таланту Ольга плотно заняла писательскую нишу, доказав многим критикам значимость того, что она создаёт под воздействием Её Величества Музы. Каждое произведение, будь то стихи, рассказы, очерки, эссе или другие литературные формы, — это сила Русского Слова, выражающаяся в безудержной любви к Родной Стране. Честность каждой строчки даёт нам возможность увидеть новые грани непридуманного мира, переработанного и собранного поэтессой и писательницей. Книга «Избранное. Том 2» вобрала в себя лучшие произведения, написанные человеком-путешественником, юмористом, философом, лириком, журналистом и одновременно студентом литературно-творческого факультета. Добившись уже немалого, Ольга Фер продолжает оттачивать собственное мастерство, результат которого в скором времени мы увидим на полках книжных магазинов..


https://proza.ru/avtor/oluchka13fer