Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

дары, бусы, плоды, Август

Осень, похожая на Жар - птицу . . . Часть 2 -ая .



    Осень, похожая на Жар -птицу. часть 2-ая

За окном золотая осень. Уже конец сентября. По летнему тепло, на удивление сухо. Наташа возвращалась
из колледжа, училась на юридическом факультете. Домой сегодня не спешила, так хорошо было в парке. Девушка присела на пустую скамейку, достала плеер, слушала музыку и мечтала. Скоро её день рождения,
в начале октября ей исполнится пятнадцать лет. Скорее бы наступил этот день. Наташа, вдруг, вспомнила
о счастливых днях, проведённых на Чёрном море. Все события лета и встреча с Юрой казались ей чудесным сном, словно, это происходило не в действительности.
Поднялся ветерок, стало прохладно. Несколько кленовых листьев упало на скамью, ветер поднял целый ворох из пёстрых листьев и понёс их вдоль дорожки - к воротам парка. Вечерело. В этот же день, наконец - то, пришло письмо от Юры. У него начались занятия в институте. Он писал, что снова хотел бы увидеть Наташу, возможно, на Новый год сможет приехать в Москву, что мечтает попасть на концерт своей любимой группы "Наутилус Помпилиус ". Наташка была снова в отличном настроении. Перечитав ещё раз письмо, она решила сразу же написать ответ.

Вот и наступил этот долгожданный день - 8 октября, сегодня у Натальи день рождения.
Она ушла из колледжа раньше, её подруга - Настя осталась на следующую пару.
Какой славный, удивительный сегодня день и настроение прекрасное. Наташа  снова шла по парку,
радуясь всему, что её окружало. И голубое небо, и розовые облака в лучах заходящего солнца, местами,
кое - где, виднелась ещё зелёная трава . До чего же хороши берёзки в жёлтых косынках! Нарядные клёны
с багряными листьями, кустарники боярышника, шиповника и калины - красавицы с плодами спелых
красно - оранжевых ягод, красные гроздья рябин... Она собрала букет из разноцветных листьев, добавила ветку рябины, калины и шиповника - получилась очень красивая композиция. Наташа поспешила домой.

Сегодня пятница, на её день рождения соберутся все самые близкие во первых : - родители, Саша - брат
со своим школьным другом Максимом, Настя с родителями - тётей Олей и дядей Ромой - они давно
дружат семьями. Собирались  зайти соседи, с которыми давно дружат родители - тётя Лена с мужем
да бывшие одноклассники - Серёжка Борисов и Светка с Аней.  Борисова  Наташа знала ещё с детского
сада, они вместе ходили на фигурное катание, а позже, оказались в одном классе. Серёжа помогал ей
решать задачи по физике, а она ему - писать сочинения. Ещё он умел играть на гитаре да и был самым весёлым, остроумным парнем в классе. Девушке было с ним очень легко и весело , и так привычно,
словно, с братом. Однако, с недавних пор,  Серёжка влюбился в неё....Как-то в конце  зимы он заболел,
его три недели не было в школе и, вдруг, они случайно встретились у старого детского сада.

Уже расцвели вишни и в воздухе пахло весной. Серёжка сначала даже не узнал Наташку -
так она изменилась и похорошела. В лёгком светло -сиреневом пальто , с нежным румянцем на щеках
и распущенными волосами, девушка выглядела настоящей красавицей. Он даже растерялся. И, чтобы скрыть смущение, разведя руки в сторону, воскликнул:"Ба какие люди!" Наташка весело рассмеялась. Потом, Серёжка проводил её до дома, всю дорогу они шутили. Им было очень весело. С тех самых пор Сережка постоянно старался найти любой предлог, чтобы чаще видеть её.


Начало   рассказа  :  Осень , похожая  на   Жар  -  птицу  :

https://stihi.ru/2015/12/04/1756


дары, бусы, плоды, Август

Далёкие те школьные года . . .



Никто из нас наверно не  забудет
Волнения в свой  первый  школьный  день .
Среди  звонков весёлых  школьных  буден ,
Соседа , что носил  тебе портфель .

Весь  школьный двор залит был  ярким  светом,
Осенний  школьный  вальс  звучал  для  нас
И яркой  радуги в руках  букеты ,
Когда учитель вёл нас в первый  класс .

Я снова  с ностальгией вспоминаю
Далёкие те школьные  года  ,..
И улочкой  знакомой  провожаю
Я внучку  первоклассницу
До  школьного  двора ...


Вероника  Крылова  .
ромашки, девушка, солнце

Диана Коростелева , участница конкурса Большие и маленькие , универсальный танцор .



В  свои пятнадцать Диана Коростелева достигла таких танцевальных успехов, что получает приглашения
на участие в конкурсах от известных артистов. О шоу «Большие и маленькие» она узнала от своего
педагога Ирины Шаталовой. Руководителя и воспитанницу пригласила прима-балерина Большого театра России Светлана Захарова.

Диана Коростелева, участница шоу «Большие и маленькие»:
«Мой кумир — это Светлана Захарова. Мы с ней встретились на проекте «Большие и маленькие».
Для меня это была огромная радость. Меня восхищает ее грация, ее талант, то, как она умеет передавать образ и проживать его, вкладывать свою душу».

На шоу Диана представила классический танец под композицию Сергея Рахманинова.
Все пролетело так быстро, будто не было нескольких недель репетиций, признается девочка.
А готовиться в условиях самоизоляции было очень сложно. Репетиционные залы находились
под запретом, выручали только видеозвонки с преподавателем. Благодаря постоянным тренировкам дома, Диана не растеряла форму и достойно выступила перед профессионалами.

Ирина Шаталова, преподаватель детской школы искусств №1:
«Интеллект важнее физических данных. У Дианы сошлось все воедино: и интеллект, и данные,
и талант, и желание. Она умеет работать над собой, умеет доказать и себе, и окружающим,
что она может добиться даже того, чего, казалось бы, добиться нереально».

У Дианы уже 37 побед в танцевальных конкурсах. Она — универсальный танцор,
но любимое направление - классика.

Диана Коростелева, участница шоу «Большие и маленькие»:
«Я начала заниматься классическим танцем с 6 лет и это было моим первым направлением,
которым я начала заниматься. Я вдохновляюсь известными балеринами и это направление
мне ближе всего по душе».

А еще Диана изучает английский, немецкий языки, учится только на отлично и мечтает о выступлениях
на сцене Большого театра.

Фото из личного архива Дианы Коростелевой

https://zen.yandex.ru/media/vestikursk/kurianka-diana-korosteleva-stala-uchastnicei-proekta-bolshie-i-malenkie-na-kanale-kultura-5f3cf5768477cc1c7d90fb36



ромашки, девушка, солнце

Шиворот - навыворот ( 1981 г )



https://youtu.be/56M58oHhyPg


Чертенок под символичным номером 13 учится из рук вон плохо. На самом деле он – не глупый, но только у него совсем
не получается освоить те предметы, которыми снабжает воспитанников классный руководитель. Он учит детей бесовским
штучкам, способным причинить окружающим много горя. Как бы сделать соседу больнее? Создать массу неприятностей
и заставить их напасть на беззащитного.


Сидя за последней партой, добродушный чертенок с трудом осваивает технологию великих пакостей. Ему гораздо легче сказать
пару ласковых слов своему питомцу, прячущемуся под столом, и угостить дракончика лакомой сладостью. Кусочек сахара – излюбленное угощение Восьмушки, а потому юный хозяин всегда носит с собой горсточку.


Не одобряя поведения двоечника, педагог прибегает к разным ухищрениям, дабы заставить того сделать что-то путное, например, сотворить вокруг хаос или вынудить кого-то заплакать. Ведь это так просто! Следует махнуть хвостом и сказать заветные слова,
а дальше все произойдет по волшебству. Но чертенок не желает причинять зла невинным. Если бы только ему было позволено сидеть тихонечко за партой и не выступать перед одноклассниками, смеющимися над отсутствием успехов у товарища. Они же никогда не поймут, как здорово иметь настоящих друзей и доставлять им радость.


Пока учитель с раздражением и нескрываемым недовольством отчитывает подопечного за нежелание учиться естественным
наукам, которые должен знать каждый уважающий себя бес, герой проваливает одну контрольную за другой, возвращаясь
к любимому и более спокойному занятию – скромной дружбе с Восьмушкой.
дары, бусы, плоды, Август

Во сне я писала роман . . .




        МАРИНА    ПЕРЕЯСЛОВА


 Повесть   (  Отрывок  )


«Там, во сне, наконец-то, все получилось так, как я давно желала: день принадлежал мне, а не моим многочисленным обязательствам, обещаниям и встречам, и на меня сошло то сладостное состояние внутренней взволнованности, которое только и рождает сточки, берущие читателя в плен. Там, во сне, я схватила подвернувшийся под руку большой конверт,
и, не обращая внимания на закипевший на плите чайник, карандашом принялась судорожно переносить на  поле конверта клубившиеся под сводом  черепной коробки образы, мысли и прозрения.

Это было блаженство, зовущееся  «полной внутренней свободой». Кому-то оно дается от рождения, а кто-то завоевывает
его каторжной внутренней работой длиною  в целую жизнь. Я писала с юности, но всегда помалу и урывками, считая необходимым разрулить сначала «неотложные дела». А неотложными эти дела были потому, что они касались  других
людей: мамы, подруги, начальника. И никому никогда в голову не приходило,  что я только и жду момента, чтобы
закрыть  дверь своей «кельи» и начать  разговор с Господом, в котором Он доверит мне предназначенные лишь для меня откровения. Другие «Божьи дудки» услышат от Него каждый свое, и все это критики назовут «современным литературным процессом».

Писатель должен быть эгоистом, в хорошем смысле этого слова, чтобы осуществился Божий замысел о нем. Работники библиотеки в Переделкино, созданной Чуковским, вспоминали:  когда Александр Солженицын приходил к ним, чтобы
забрать отложенные для него книги, несмотря на их неприкрытое желание побеседовать с «живым классиком»,
тот вежливо благодарил и поспешно уходил – недописанное не отпускало от себя, не оставляло возможности
переключиться на дела и обыкновения мирские. Так,  не пишущие люди часто обвиняют тружеников пера в высокомерии, нелюдимости и прочих грехах, не вникая в особую природу творца, и ему остается пребывать в мире вечным изгоем
до тех пор, пока имя его не засияет на небосклоне отечественной словесности…»

Из романа Елизаветы Столешниковой «Исправление ошибок»


Глава 1

Родители назвали ее Елизаветой в ту пору, когда новорожденных девочек награждали именами: Татьяна, Марина, Елена.
Это были пятидесятые годы двадцатого века, и имена из девятнадцатого столетия  - Аглая, Евдокия, Аграфена казались неприятно архаичными, а их редкие юные  обладательницы удостаивались насмешек сверстников и сочувствующих
взглядов взрослых, понимавших, как нелегко нести бремя родительских необузданных фантазий. Попробовали бы вы
в те годы ответить парню, представившемуся вам как Димка или Олег, что вас зовут Фёклой… В лучшем случае он
спрятал бы в углах губ усмешку, ну а в худшем – скривился бы или разразился тирадой по поводу забронзовелости
ваших «предков», выкопавших откуда-то подобный старый хлам: неужели не нашлось более приличного имени
для любимой  дочки  ?

Лиза как раз входила в возраст Джульетты, и все ее существо, подобно еще закрытому, но уже набухшему бутону
редкостного цветка, было готово разорвать путы зеленого панциря и явить миру  свою благоуханную нежную прелесть.
Так выстреливают из почек первые изумрудные листочки черносмородиновых кустов, наполняя мир стойким ароматом будущих сочных ягод. Сама она вряд ли об этом догадывалась, но с четырнадцати лет заработала в Лизе программа ее будущей жизни, подчиняющейся законам творчества.



Ничто в судьбе человека не происходит сразу, сначала грядущее дает о себе знать  случайными, казалось бы, заметами, которым в юности не придаешь значения, и лишь с годами научаешься их примечать и  прозревать их тайный смысл.
Впервые это случилось с Лизой в десять лет, когда родители купили для нее путевку в пионерский лагерь на Черном
море недалеко от города Туапсе. Лиза, привыкшая выезжать на лето в пригородные заводские детские здравницы,
поначалу, к удивлению предков, яростно запротестовала, ударившись в слезы и отказываясь от  поездки. И лишь позже
папа с мамой узнали истинную причину рыданий своего чада: девочка знала, что всю жизнь родители мечтали хоть
одним глазком увидеть море, и вот  теперь за огромные для их бедной семьи деньги радость встречи  с земным
бирюзовым чудом предстояла лишь ей одной.

  Но, в конце концов, она, конечно же, поддалась на уговоры «мудрых взрослых». И вот поезд, загруженный до отказа красногалстучной шумливой ребятней, спускается по рельсам из зеленого массива к откосу, и глазам высунувшихся в форточки и прилипших к стеклам детей  открывается не виданная прежде картина: отливающая многими цветами
голубая   ширь, а на ней, ближе к берегу, сверкают мириады золотых звездочек, которые слепят глаза и захлестывают
душу восторгом. Глаза Лизы начинают привыкать к краскам и солнечным бликам, и она вдруг улавливает незнакомый, совершенно особенный запах моря, приятно щекочущий ноздри. Она уже различает как бы несколько слоев
морской глади: у самого берега – море бирюзовое, дальше оно становится  синим, а совсем вдалеке - фиолетовым.

Поезд медленно движется по самому краю насыпи, кажется, что еще немного – и он упадет с откоса вниз.
От этого Лизе страшно. Девчонки в вагоне визжат, когда состав делает очередной поворот на круче, слегка наклоняясь
в сторону моря.

Все это  было первым жизненным  потрясением Лизы. Вернувшись домой, она припомнит ощущение моря, схватит
школьную тетрадку  и запишет в нее  свои восторги от встречи с ним. А потом, уже в сентябре, когда класс получит
домашнее задание  написать сочинение на тему «Как я провел лето» - она сдаст учительнице литературы свои  записки,
и та поставит оценку «пять с плюсом» и зачитает перед классом опус Лизы  в числе лучших.

Елизавета тогда еще, конечно, не знала, что море и тетрадь с ручкой  будут теперь  идти с ней по жизни  и даже станут
ее «сладкой болезнью», главным  приоритетом и тайным отчаянием. Не потому ли однажды родятся в ней поэтические строчки:


Две страсти мои –
Это север и юг.
Ах, Черное море!
О, Санкт-Петербург!



В эти же годы Лиза начала петь, ее трепетная ранимая душа требовала выплеска, и выход находился в  голосовой
исповеди. Елизавета любила советскую эстраду, но еще больше волновали ее сладкозвучные зарубежные певцы,
слов из песен  которых  она не понимала, но голоса, в которые перетекали их души, отменяли необходимость перевода. Девочка бесконечно
Девочка  бесконечно слушала пластинки с записями Дина Рида, Тома Джонса, Сальваторе Адамо, Рафаэля,
Энгельберта Хампердинка ,Мирей Матье, Джо Дассена, Тото Кутуньо, Массимо Раньери, Риккардо Фольи
и, конечно же, неподражаемой английской четверки «Битлз». Заслушав пластинки до дыр, она выучила их наизусть.
Голосок у Лизы был тонкий, даже писклявый, она не вытягивала  высокие  ноты , порой  фальшивила , но  пела
 самозабвенно, не страдая комплексом неполноценности из-за своего вокального несовершенства – ведь ее
единственным слушателем было собственное отражение в зеркале трюмо, да отчасти, живущие где-то на облаках
соседи с верхних этажей.


Однажды к ней прибежала запыхавшаяся подружка Танька и, вытаращив серые глазищи, срывающимся голосом
выкрикнула: «Лизка, бежим скорей в музыкалку, там  приемные экзамены заканчиваются, может, еще успеем!
Будем играть на пианино и в хоре петь, вот здорово будет!» Слово «пианино» лишь слегка задело сознание Лизы,
а вот «петь в хоре» - это  уже прозвучало магически и, наскоро одевшись, она выскочила из дома, подгоняемая
шиканьем подруги за слишком медленный бег.

Они успели. В зал, в углу которого стоял рояль, пропустили последних пятерых девочек и двух мальчиков.
Еще не остывшие от бега будущие певицы предстали перед строгой комиссией, состоявшей из пяти музыкантш
и одного музыканта, который и был председателем приемной комиссии.

Танька, хорошо и часто певшая со сцены на школьных утренниках, легко прошла испытание по вокалу и точно
воспроизвела звуки, которые  извлекла из клавиш рояля молодая женщина в очках с толстыми линзами.
Когда же пришел черед Лизы, она вслед за подружкой уверенно ринулась в бой, затянув высоким голосом
их любимую песенку
про лошадь Каролину:



Каролина, мой дружок,
На заре со мной встает,
Никогда не устает,
Скачет весело вперед.
Мчится Каролина, ветру не догнать…


И вот на этой самой строчке о ветре голосок Лизы задрожал и сорвался, обнаружив, что его обладательница
«дала петуха». Видимо это выглядело очень смешно – энтузиазм, с которым Лиза разогналась в песне и вдруг
- внезапный срыв, как будто  её любимая  Каролина  споткнулась  и  полетела в пропасть . Комиссия  как -то очень
дружно и беззаботно рассмеялась, а у  Лизы  от  стыда  и огорчения потемнело  в  голове , и как  потом  педагоги
 ни уговаривали ее попробовать спеть другую песенку, девочка больше не издала ни звука, а потом и вовсе убежала
из зала, заплаканная и несчастная.

Таню приняли в музыкальную школу, а Лиза, и без того зная, что провалилась, даже не попыталась узнать результаты приемных экзаменов. В ее душе поселилась жгучая горечь, и она еще долго не могла избавиться от этого чувства.
Теперь она пела свои любимые песни не громко перед зеркалом, а тихо, себе под нос, больше не представляя себя
на сцене перед публикой.


Глава 2

Поняв, что певицы из нее не получится, юная Елизавета переключила свои помыслы на кино, ведь они с Танькой
буквально не вылезали из кинотеатров, экономя для этого деньги на школьных завтраках. Как же крутило их бедные
животы на второй  перемене! Но мысль о том, что после уроков они окажутся в зале, где на сияющем экране оживут волшебные картины, заставляла подружек идти на многократные жертвы. Они самозабвенно  любили своих кумиров:
Лиза – Вячеслава Тихонова, а Таня – Алексея Баталова и могли часами листать уже затрепанные до дыр журналы
«Советский экран», мастерить  коллажи с наклееными кадрами из любимых фильмов и до хрипоты спорить,
какой из них лучше.

Однажды Лизе все-таки удалось утереть Таньке нос. Она положила в конверт открытку с портретом Вячеслава Тихонова
  из своей объемной коллекции  и написала своему любимцу, как восхищается его игрой в кино, а в конце  попросила
прислать ей автограф. На конверте, не долго думая, она написала адрес: Москва, киностудия «Мосфильм», артисту
В. Тихонову. И стала ждать. А когда ждать уже надоело, в почтовом ящике,  к неописуемому своему восторгу, Лиза обнаружила письмо из столицы, в котором к ней благополучно вернулся ее собственный Вячеслав Тихонов с аккуратной, красивой подписью на обороте. То-то же лопалась от зависти верная подружка, не верила в подлинность автографа,
а сама тайком отсылала Алексею Баталову конверт за конвертом. Увы, безрезультатно. Видя, как месяц от месяца
все больше мрачнела Таня, Лиза подарила ей своего драгоценного Тихонова, после чего напряжение как-то само собой рассосалось.


Все последние школьные годы Елизавета не переставала бредить кинематографом и твердо знала, что хочет
учиться  только в одном ВУЗе страны (о Европе речи тогда быть не могло) – во ВГИКе, причем непременно
в мастерской  Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Она ни минуты не сомневалась, что они ее «возьмут».
Долгими бессонными
Долгими  бессонными  ночами она читала им на вступительных экзаменах «Письмо Татьяны к Онегину» и отрывок
из «Гранатового браслета» Куприна и по юношеской своей наивности даже не задумывалась над тем, что нужно
что-то предпринять, чтобы для начала очутиться в Москве.

Большую и жирную точку в этой затее поставила ее суровая мама, безаппеляционно заявившая буквально следующее:
«Даже не мечтай об этой глупости. То же мне, нашла  профессию! Быть артисткой – несерьезно. Там один разврат.
Будешь копейки считать. Да и таланта у тебя никакого нет. В общем, денег я тебе на дорогу не дам. Лучше садись
за учебники и готовься в наш пед на иняз. Всегда заработаешь себе репетиторством на хлеб с маслом, а может, и с икрой». Никакие Лизины рыданья не смогли растопить лед материнского сердца, мама лучше знала, что нужно ее дочери.
А дочь была еще, к сожалению, таким безвольным и послушным ребенком, что подчинилась родительскому приказу,
загнав свою мечту глубоко внутрь себя.


https://proza.ru/2012/11/12/771
дары, бусы, плоды, Август

Сиреневый Май .




Сиреневый май


Как долго мучительно длится урок,
Когда за окном всё в цветущей сирени
И хочется слышать последний звонок,
Его голосистые майские трели.

Уже и учитель грустит у окна,
К груди прижимая красивые розы.
Свой класс провожает сегодня она,
Скрывая от нас набежавшие слёзы.

На школьной доске торопливой рукой
Затёртые надписи мела.
Сегодня ни я и никто-то другой
Не будет стоять здесь несмело.

Как долго же тянется школьный урок,
Когда за окном ждут нас взрослые годы,
И кажется нам, что последний звонок
Нас держит вдали от весенней свободы.

Ещё мы с улыбкой ждём этих минут,
Любуемся пышностью школьных нарядов.
Ещё по привычке хочу потянуть,
Косичку девчонки, что вертится рядом.

Смотрю на часы серебристый ,,Полёт",
В них время как будто застыло.
Сирень за окном рассыпаясь цветёт
Давно ли со мной это было...



© Copyright: Виктор Васильков, 2010

Свидетельство о публикации №110051906070
дары, бусы, плоды, Август

Её в отряде Таней звали . . .




Не по годам своим серьёзна ,
Ответственна, честна , смела.
Едва закончив только школу ,
На фронт добровольцем ушла.

Её  в отряде  Таней  звали ,
Обычным именем простым ,
Она  ходила на заданья ,
Но снились ей о доме  сны.

Ей выпала судьба такая .
Она иначе б не смогла.
Страну родную защищая,
Попала в логово врага.

Она прошла все муки ада .
И на земле бывает ад,
Когда от пыток, как награда ,
Как облегченье , смерти рад...

Всю ночь враги её пытали
И не могли понять они,
Откуда сила в ней такая ,
Не выдала она своих.

На утро вывели босую
Зимой девчонку на мороз ,
За Родину свою Святую ,
Ступила Таня на помост.

На  казнь её  село согнали,
Чтоб населенье запугать,
Чтобы отрядам партизанов ,
Никто не смел бы помогать.

А Тане времени хватило,
Хватило мужества и сил ,
Последний вызов  немцам бросить ,
Что  наш   Союз  не победим !

-- Чтоб беспощадно немцев били
Всех до последнего врага ,
Чтобы свободной и счастливой ,
Была Советская  страна !

Её   в  отряде Таней  звали.
Врагам  не выдала своё !
Мать Зои  не сразу  узнала
Про подвиг дочери её ! 

На свете видела так мало,
Когда нагрянула война ,
Ей выпала судьба такая,
Она б иначе не смогла!


Вероника    Крылова  .
дары, бусы, плоды, Август

Институт благородных девиц .

Наряден вид. Цвет синий с белым.
Безукоризненно чисты.
В глазах девиц с сияньем смелым
Нет благородней красоты.
Важна учёба в институте,
Но что творится в их сердцах?
На глубине их женской сути
Хранятся грёзы о венцах.
В 1740-е годы наследница царского престола Елизавета Петровна решила провести последние годы своей жизни
в тишине и покое монастыря в окружении ста двадцати благородных девиц. Уже будучи императрицей, она указала
построить монастырь на месте «Смольного дома» — дворца, в котором она прожила своё юношество. В монастырский комплекс должны были войти храм с домовыми церквями и колокольней и институт для девушек из дворянских семей.



https://babiki.ru/blog/raznoe-interesting/63082.html
снежинка . зима, Портрет, рамка

Прошлое и настоящее . Усталость подростков .


Российская Империя: прошлое и настоящее




четверг в 18:18
Александр РОДЖЕРС:


УСТАЛОСТЬ ПОДРОСТКОВ


Я тут насмотрелся и начитался за последние дни подростков, которым "Надоело терпеть"(тм)

Сначала мне вспомнился старый советский мультфильм "Про Сидорова Вову". Если не помните, то пересмотрите.

А потом я решил, что просто расскажу, как лично мне жилось в четырнадцать лет. Так, чисто для сравнения.

Это был 1992 год, как раз вскоре после развала СССР. Мать моя работала в библиотеке, отец тоже получал копейки
(и без того мизерные зарплаты ещё и задерживали по несколько месяцев). Питались мы в основном постными кашами – преимущественно гречневой, потому что рис дорогой. Масла в кашу не было. Про мясо/колбасу я вообще молчу
– килограмм мяса стоил как половина месячной зарплаты.

И вот в конце весны 1992-го года, незадолго до моего четырнадцатилетия, мне надоело смотреть, как моя мать питается
одной кашей. Но я не пошёл скакать на площадь (тогда бы меня быстро "демократизировали" ("демократизатором" называли длинную резиновую дубинку). А основал свой первый бизнес. Бизнес без особой фантазии, если честно. Я брал товар
под реализацию, продавал, а разницу забирал себе. У нас было много конкурентов, но мы выигрывали у них за счёт двух вещей:
а) мы демпинговали цены (их все демпинговали, но мы успешней);
б) мы приходили на рынок в половине шестого утра, когда в город приезжали оптовики, продавали свой товар, а к восьми-девяти приходили наши конкуренты (а клиенты уже все закупились и уехали, пока-пока).

Итак, мой обычный день выглядел так:

1. Встать в пять утра, до половины шестого возить тачками ("кравчучками", чтобы он сгорел, этот старый лжец) товар на рынок, потом торговать.

2. К 8:30 нужно попасть в школу, чтобы учиться. И умудриться как-то оставаться лучшим учеником школы, получающим "похвальные листы".

3. После школы учиться, делать домашние задания и читать. Классическую литературу, приключения, детективы, фантастику, фэнтези – всё, что горит (простите за такую шутку в стиле "451 по Фаренгейту").

4. К десяти вечера идти разгружать приехавший грузовик с товаром. Разгружать можно было только в темноте, потому что
в светлое время суток была опасность, что нагрянет налоговая (в лучшем случае) или бандиты. Товар на сумму в 5-10 тысяч долларов – тогда убивали и за гораздо меньшее (были случаи, когда убивали за засвеченные в неправильном месте
двадцать долларов).

И так каждый день.

А в ночь с пятницы на субботу садиться на электричку до Киева, чтобы рано утром (опять же, тоже важно успеть первыми)
попасть на Петровку – книжный рынок. Закупить там тележку книг (частично под заказ) – и ехать домой.

Книгами мы с отцом торговали не ради прибыли. Торговля книгами позволяла только отбить цену на проезд в электричке.
Книгами мы торговали, чтобы читать.
Читать в обратной электричке из Киева, читать после уроков, читать иногда прямо на уроках. Я был отличником и на некоторых уроках мне было откровенно скучно, потому что всю годовую программу я выучил заранее и учителя не рассказывали мне ничего нового – поэтому я читал какого-нибудь Вальтера Скотта или Роберта Хайнлайна.

Самое главное – нужно было прочитать книгу до того, как её продадут. А это означало читать по 400, 600, 800 страниц в день.
Я, кстати, побил рекорд школы по скорости чтения, когда сдавал соответствующий тест. И основная проблема была в том,
что текст-то я уже давно прочитал, я его проговорить не успевал.

А в воскресенье не выходной. В воскресенье встать в пять утра и таскать в два раза больше тележек с товарами, чем обычно, потому что это главный торговый день недели.

И если хочется поесть настоящих пельменей с мясом (не уверен, что настоящим), то можно пойти в промзону и там разгрузить грузовик. За это тебя покормят и дадут мелкую денежку. Вообще круто!

И всё это в условиях, когда на рынке почти каждую неделю проходят кровавые разборки между группировками рэкета
за контроль над рынком (прямо на месте, зачем устраивать какие-то стрелки за городом?), а кроме этого полно воров, фальшивомонетчиков (пытающихся всучить десятку с пририсованным лишним ноликом – этих если ловили, то били всем рынком) и прочих отморозков.

А в школе, где в моём классе училось "всего" 42 человека, из них как минимум шестеро нюхали клей (и годика через полтора-два просто "исчезли"). Заходишь в школьный туалет, а там обдолбаный наркоман опасной бритвой рисует узоры в воздухе.

Потом после школы тебя каждый день караулит 4-6 придурков, потому что ты не хочешь вступать в их группировку. Или просто потому что "ты чё, самый умный?" (ну, вообще-то да). Хорошо, что из школы было четыре разных выхода и можно было регулярно менять маршруты (и ходить с кастетом или заточкой, это тоже помогало).

И нет, я никогда не был и не считал себя крутым бойцом. Просто приходилось очень много драться, чтобы выжить.
На любого "чёрного пояса" всегда найдётся заточка в бок, и первая моя чёрная кожаная куртка в какой-то момент оказалась
с дыркой в районе лёгкого. Но, будете смеяться, у меня во внутреннем кармане была очередная книга, что меня и спасло.
Как говорил мой дед (полковник милиции), "бандитов нужно знать, но дел с ними иметь нельзя". Однако даже в таком случае
вы всё равно можете нарваться на банальный гоп-стоп от залётных беспредельщиков.

Никогда не забуду, как интеллигентная семья (он инженер, она библиотекарь) пришли со своим сыном, моим одногодкой,
к моему отцу, МС по боксу, и буквально умоляли его "Помогите устроить ребёнка в банду". Отец отказал и пытался убедить их,
что им это не нужно. Не послушали. Мальчик связался с ворами, через пару месяцев его подрезали – пришлось удалять селезёнку. И ещё несколько лет мальчик безвылазно сидел дома, потому что боялся выйти на улицу.

Я всё это рассказываю не для того, чтобы показать, будто я крутой. Нет. Крутых в это время пачками хоронили.
На городском кладбище шесть кварталов засеяно такими крутыми, никого старше 25 лет нет. Я "особо умных"
потом на экскурсии водил в это место. Красивые памятники, с портретами в полный рост – спортивные улыбающиеся пацаны
в кожанках или малиновых пиджаках, с цепями, обязательно на фоне "мерина" или "бумера". Очень крутые. Очень мёртвые.

Это всё к вопросу о "святых девяностых" и одновременно к "подростки устали терпеть".

Что они устали терпеть? Тепличные условия? Айфон предпоследней модели? Комочки в манной каше?
Отсутствие ремня в организме?

Не, мальчики и девочки, я пережил 1991 и 2014 годы, два раза меня уже "освобождали от тоталитаризма".
И вместо обещаний свободы и процветания каждый раз потом становилось гораздо хуже – как с благосостоянием,
так и со свободами. С меня двух раз "перемен требуют наши задницы" хватит. Русских ещё никогда так сыто и спокойно
не "угнетали", дайте нам и дальше пожить без "молекул демократии".

Мамкины леворуционеры, массово (и интернет забит этими видео) при первом же шухере плачутся, вытирая сопли и слёзы, "простите меня, пожалуйста, поддался влиянию толпы, я больше не буду". И если вернутся новые девяностые, то мы знаем,
 как там выживать, а они сдохнут в течение недели.

Ведь все эти московские и питерские мажорчики с крашеными волосиками, пирсингами и штанишками с подворотами никогда
в жизни даже с простым гоп-стопом не сталкивались. И через полчаса останутся без шапки, лопатника, мобилы и штанов
посреди голого поля.

Я понятно объясняю?


https://news-front.info/202...